Чжу Дуньжу На мелодию «Забытый в глуши» II

Дата: 27-05-2022 | 12:17:56

Когда-то в цветах оставаться я был сколь угодно готов,

Вились мотыльки, лился иволги зов.

На шумных пирушках в стране пьяных грез,

                                без забот в молодые года,

Давали мы волю себе,

                                казалось, весна навсегда.

 

Теперь все иначе, в Цзяннани весна повернула на спад,

И щеки румянцем уже не горят.

И столько печали, сравнятся ли с нею

                                 летящие прочь лепестки?

Ведь можно исчислить цветы,

                                 да только бессчетно тоски.



朱敦儒 (1081~1159)《一落索》

 

惯被好花留住。蝶飞莺语。

少年场上醉乡中,容易放、春归去。

 

今日江南春暮。朱颜何处。

莫将愁绪比飞花,花有数、愁无数。




Алёна Алексеева, поэтический перевод, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 338 № 167818 от 27.05.2022

4 | 4 | 182 | 02.12.2022. 05:14:32

Алёна, и снова красивая и печальная грусть и тоска по ушедшему.

Последние строчки показались интересными. В Вашем переводе получается, что не надо сравнивать улетающие лепестки с грустью, потому что количество цветов можно пересчитать (или исчислить - очень необычное, устаревшее слово), а тоска бессчетна.
Но я почему-то решила перевести в Гугле и там немного другая картина.
Не сравнивайте печаль с летящими цветами. Есть бесчисленные цветы и бесчисленные заботы.
То есть, и печаль и летящие цветы нельзя пересчитать, но сравнивать их нельзя. 
Где правильно? Или это не так важно? 

спасибо, Елена, мне тоже показались интересными последние строчки:
花有、愁无: цветы бывают сосчитаны, печали не бывают сосчитаны.
признательна за вопрос и за интерес,

Алёна, я всегда читаю Ваши переводы внимательно и с интересом. Некоторые перечитываю. Вот и это тоже. Чем-то не отпускает. Наверное, потому что в нём много грусти. А грусть - и наша, русская национальная черта. ))

+

да, Елена, и никуда не деться ))
есть похожие цы, очень известные:
Синь Ци-цзи (1140-1207)


Помню, в юные годы, когда не знал,
                   что такое печалей горечь,
Я, бывало, любил
                   на башню взойти.
Я, бывало, любил
                   на башню взойти
И стихи сочинить, в которых себе
                   пел о выдуманных печалях…

Вот теперь, когда я познал до конца,
                   что такое печалей горечь,
Рассказать бы о них,
                   но о них молчу.
Рассказать бы о них,
                   но о них молчу,
А про то говорю, как прохладен день,
                   до чего приятная осень!

пер. Л. Эйдлина