Циприан Камиль Норвид. Две Сибири

1.

Вы заполярны, на кромке Истории,

Где в белизне

Плачется Богу небо, и вторит:

"Зябко и мне!.."

2.

- Все ли вернётесь? Поздно ли? Рано?

Со смертных проб...

В чью-то Сибирь труда, чистогана,

Где вольным гроб?

3.

Или же обе эти Сибири

Двух несвобод,

Как знатный пан оборванца в мундире,

Дух оттолкнёт?


Syberje

1.

Podbiegunowi, na dziejów odłogu,
Gdzie całe dnie
Niebo się zdaje przypominać Bogu:
«Zimno i mnie!...»


2.

— Wrócicież kiedy? i którzy? i jacy?
Z śmiertelnych prób
W drugą Syberję pieniędzy i pracy,
Gdzie wolnym grób?


3.

Lub pierw czy obie takowe Syberje
Niewoli dwóch
Odepchnie nogą, jak stare liberje,
Wielki pan... duch?

Валентин, здравствуйте. Как говаривал один из мастеров перевода, хорошо бы еще "покрутить" перевод этого замечательного стихотворения.
В первой строфе перемещение союза "и" в предпоследнюю строку сделало непонятным - грамматически и семантически - завершение строфы (появляется смысл, что некто молит Бога и небо).
Может быть "в другую Сибирь" заменить на "в ту ли Сибирь" - для выравнивания ритма, т.к. смена его отвлекает.
Ну и вот бы как-то вернуть Велького пана духа, иначе несколько скомкано звучит окончание: весь акцент на замызганные вицмундиры падает.

Здравствуйте, Ирина! Спасибо за комментарий!
Про небо, пожалуй, можно сказать и так:
Плачется Богу небо, и вторит:
"Холодно мне!"
Для выравнивания ритма, может быть, использовать такую конструкцию: "в чудо-Сибирь труда, чистогана,
Где  вольным гроб"?
Как Вы считаете?
а "в ту ли Сибирь труда, чистогана", хотя и очень неплохо смотрится, но на слух весьма похожа на "в Туле Сибирь труда"
Вельки пан... Дух пока возвращаться не хочет. Ещё подумаю над этим.

Валентин, "плачется Богу" - хорошо, но если "вторит", то - кому? Оно ведь повторяет: "Холодно и мне", именно это "и" важно. Не знаю как сделать. Может быть "зябко", "знобко"? Тула-Сибирь смешная. Лично мне чудо тоже как-то не очень. Но Вы же понимаете: выбор за Вами.

Внёс некоторые изменения. В первом катрене пробовал отойти от темы холода: "Худо и мне!" Но, все-таки, остановился на Вашем предложении. Хотя и "зябко", и "знобко" на мой взгляд, недостаточно раскрывают степень холода. "Вельки пан", кажется, получился. Как Вы считаете?

Две первые строфы хорошо, по-моему. Да, степень холода не та, но степень эмоции лучше настроена. Чью-то Сибирь - именно! А вот с князем луче бы еще подумать: в оригинале он отталкивает вещи, а тут - человека. И князь же по умолчанию знатный.

Вы правы, с князем перебор. Исправил на "знатный пан". А в том, что какой-то аристократ отталкивает не только ветхую одежду, но и человека в этой одежде, противоречий не вижу. Именно так , зачастую, знать и поступала.