Владимир Набоков. Стишок

Дата: 05-10-2021 | 11:07:44


Был маленьким, то выбор был,
когда он падал: продолжать
лежать недвижно и решать -

заплакать или просто встать.


После сражениья на холме
остался смирно он лежать,
но нечего уже решать -
ни встать не может, ни рыдать.



A POEM.


 When he was small, when he would fall,

on sand or carpet he would lie

quite flat and still until he knew

what he would do: get up or cry.


After the battle, flat and still

upon a hillside now he lies —

but there is nothing to decide,

for he can neither cry nor rise.


Виден компромисс, Лена.
В первой строфе осталось действие.
Когда был мал - получше, чем -  был маленьким...
Размер тот же... Всё можете вставлять. Тут выбор как раз небольшой. И -когда - во второй строчке будет не нужно.
Решать ушло в выбор. Логика иная.
Лежал, пока не решит - это нормально... 
ПОсле - всё-таки ударный слог читается.
Ну, и какие-то мелочи теряются...
Склон холма. Как лежит... Понятно, что тесно...
Но есть над чем подумать. Варианты всегда есть.
На геррики вообще-то похоже. Можно повертеть ещё.
Благодарно, В.К.
Забыл. Стишок - это я так написал. Событийная логика.
У Набокова - стих, как стих. Маленький отсыл в детство. 

Спасибо, Владислав. 

Название Стишок для этого стихотворения мне больше нравится, чем Стих. Поэтому и воспользовалась. 
Постараюсь поправить неудачные моменты. Спасибо за подсказки. 

Вот пример образцового отжима.
С нашего Конкурса Переводов.
Когда видишь это - понимаешь - всё возможно.

WILLIAM COWPER (1731-1800), England

The Flatting Mill. An Illustration

When a bar of pure silver or ingot of gold
Is sent to be flatted or wrought into length,
It is pass'd between cylinders often, and roll'd
In an engine of utmost mechanical strength.

Thus tortured and squeezed, at last it appears
Like a loose heap of ribbon, a glittering show,
Like music it tinkles and rings in your ears,
And warm'd by the pressure is all in a glow.

This process achiev'd, it is doom'd to sustain
The thump-after-thump of a gold-beater's mallet,
And at last is of service in sickness or pain
To cover a pill from a delicate palate.

Alas for the Poet, who dares undertake
To urge reformation of national ill!
His head and his heart are both likely to ache
With the double employment of mallet and mill.

If he wish to instruct, he must learn to delight,
Smooth, ductile, and even, his fancy must flow,
Must tinkle and glitter like gold to the sight,
And catch in its progress a sensible glow.

After all he must beat it as thin and as fine
As the leaf that enfolds what an invalid swallows,
For truth is unwelcome, however divine,
And unless you adorn it, a nausea follows.

АННА МАМОНТОВА, г.КЛИМОВСК,
РОССИЯ


Золотопрокатная машина
Иллюстрация

Уильям Купер (1731-1800)

Литого золота кусок
прекрасен и лучист,
когда его стальной станок
раскатывает в лист.

До тонкой ленты низведён,
унижен и разбит –
ты видишь, как сверкает он?
ты слышишь, как звенит?

Слепую ярость молотков
умеющий простить,
он зла не помнит, он готов
пилюли золотить.

И ты, поэт, творя добро,
очисти от дерьма
всё золото и серебро
и сердца, и ума.

Искусный запусти станок,
чтоб горький голос твой
облечь в сверкающий листок
сусали золотой.

У нас без этого нельзя –
страна, увы, больна,
и правды чистой, как слеза,
не вынесет она.

Век живи - век учись.
Ещё раз спасибо, Лена.



Спасибо за этот прекрасный пример отжима. Всем отжимам отжим! 

Но в набоковском Стихе мне понравился размер оригинала. Старалась следовать.