Уильям Лайл Боулз Итчин и др.

Дата: 12-08-2021 | 01:24:03

Уильям Лайл Боулз Итчин

Итчин ! Мне повезло. Я здесь опять.
Мне вспрмнились былые времена. -
В твоей струе - все прежние тона,
Меж осыпей - серебряная гладь.
А мало ли с тех пор промчалось лет ?
С друзьями я певал на берегу.
Так сердца успокоить не могу -
Мечтанья вянут, будто вешний цвет...
Как ты, Ичтин, умел нас всех завлечь !
Из них ни с кем не будет больше встреч.
Я опечален горчью разлук,
Но в то же время даже веселей:
Что ты, Ичтин, как раньше, - верный друг,
С кем прежде был - водою не разлей !

William Lisle Bowles Sonnet VIII. To the River Itchin, Near Winton

Itchin! When I behold thy banks again,
  Thy crumbling margin, and thy silver breast,
  On which the self-same tints still seem to rest,
Why feels my heart a shivering sense of pain!
Is it, that many a summer's day has past
  Since, in life's morn, I caroled on thy side!
  Is it, that oft since then my heart has sighed,
As Youth, and Hope's delusive gleams, flew fast!
  Is it, that those who gathered on thy shore,
  Companions of my youth, now meet no more!
Whate'er the cause, upon thy banks I bend,
  Sorrowing; yet feel such solace at my heart,
As at the meeting of some long-lost friend,
From whom, in happier hours, we wept to part.

Примечание.
Уильям Лайл Боулз (1762-1850) - английский священнослужитель, учился в Оксфорде.
В 1789 году опубликовал небольшую книгу "Четырнадцать сонетов", которая произвела
большое впечатление на Колриджа и Вордсворта. В дальнейшем Боулз стал весьма плодовитым поэтом, критиком и полемистом.
Сонет, обращённый к реке Итчин, богатой форелью, был написан Боулзом во время поездки из Оксфорда в Саутгемптон через несколько лет после окончания колледжа. Река запомнилась бывшему студенту как место общего отдыха, забав, игр, спортивных занятий, юношеского веселья.

Уильям Лайл Боулз Большая уценка.

Тот нежный голос сладко мне шептал
И обещал, что буду жить в блаженстве.
Владея даром лести в совершенстве,
Пленял меня обманчивый вокал.
Когда уже поник, Надежда снизошла
И о Любви со мной заговорила,
О Дружбе, Истине, приливе Силы... -
"О нет, мой Друг ! Плохи мои дела.
Благослови меня в последний час".
И тут подруга спела новым тоном:
как загремела похоронным звоном.
В беседке тьма окутывает нас.
И та, как будто я ничтожный прах,
Кричит: "Прочь ! Прочь ! И сгинь навек впотьмах".

William Lisle Bowles  Bereavement

Whose was that gentle voice, that, whispering sweet,
     Promised methought long days of bliss sincere!
     Soothing it stole on my deluded ear,
Most like soft music, that might sometimes cheat
Thoughts dark and drooping! ’Twas the voice of Hope.
     Of love and social scenes, it seemed to speak,
     Of truth, of friendship, of affection meek;
That, oh! poor friend, might to life’s downward slope
Lead us in peace, and bless our latest hours.
     Ah me! the prospect saddened as she sung;
     Loud on my startled ear the death-bell rung;
Chill darkness wrapt the pleasurable bowers,
Whilst Horror, pointing to yon breathless clay,
“No peace be thine,” exclaimed, “away, away!”

Уильям Лайл Боулз В Возрасте

В финале жизни, знавший "злые дни",
Ты изменился. Хоть и впали щёки,
Но ты спокойно отражал упрёки,
Не брал в расчёт досужей трепотни.
Глаза ослепли - Дух метал огни.
От боли лишь гневней звучали строки.
И Божий Дух, глуша земные склоки,
Приказывал не умолкать в тени.
В беде тебя бодрил небесный взгляд,
Крепя твои терпение и твёрдость.
И знак Творца стоял на всём подряд,
Что ты создал, храня святую гордость.
Ты Небу показал свой мудрый дар !
О Мильтон ! - Хоть был беден, слеп и стар.

William Lisle Bowles In Age

And art thou he, now "fallen on evil days,"
And changed indeed! Yet what do this sunk cheek,
These thinner locks, and that calm forehead speak!
A spirit reckless of man's blame or praise,--
A spirit, when thine eyes to the noon's blaze
Their dark orbs roll in vain, in suffering meek,
As in the sight of God intent to seek,
Mid solitude or age, or through the ways
Of hard adversity, the approving look
Of its great Master; whilst the conscious pride
Of wisdom, patient and content to brook
All ills to that sole Master's task applied,
Shall show before high heaven the unaltered mind,
Milton, though thou art poor, and old, and blind!

Примечание.
Джон Мильтон (1608-1674) - один из величайших английских поэтов. Был сыном несановного землевладельца. Учился в Кембридже, посетил Италию и Францию. Выдвинуулся как политик, автор острых памфлетов, противник монархии, защищавший свободу слова, полемист. Занимал пост государственного секретаря по латинской корреспонденции. В 1652 году ослеп. После реставрации власти Стюартов впал в немилость, жил в бедности. Несмотря на слепоту создал три бессмертные поэмы:
"Потерянный рай", "Возвращённый рай", "Самсон-борец".

Уильям Лайл Боулз В Юности

Джон Мильтон - благороднейший поэт -
Был бодрым юношей с красивым взором,
С челом, не сморщенным докучным вздором,
с открытостью, в которой лести нет
Хоть перед тем, кому покорен свет.
Жил, как в Эдеме, с молодым задором,
Не связанный ни с горем, ни с позором,
Во всей красе недолгих юных лет.
Ещё не ждавший бремени забот,
Готовый к натиску напастей не вполне -
Таков удел всех новых поколений. -
То был не cлавный богатырь в броне,
Но сильный разумом великий Гений.
Та жизнь, что испытал он, не легка,
Но Слава им добыта на века.

William Lisle Bowles In Youth

Milton, our noblest poet, in the grace
Of youth, in those fair eyes and clustering hair,
That brow untouched by one faint line of care,
To mar its openness, we seem to trace
The front of the first lord of the human race,
Mid thine own Paradise portrayed so fair,
Ere Sin or Sorrow scathed it: such the air
That characters thy youth. Shall time efface
These lineaments as crowding cares assail!
It is the lot of fallen humanity.
What boots it! armed in adamantine mail,
The unconquerable mind, and genius high,
Right onward hold their way through weal and woe,
Or whether life's brief lot be high or low!

Уильям Лайл Боулз После бурного путешествия.

Я медленно взбирался на утёс,
И прежний ужас повторился, взвыв,
А в памяти опять взгремел тот взрыв.
Мечталось: оглянусь - там тихий плёс.
Весь берег вздыблен галечным бугром.
Смеётся луч на зубчатой стене.
То старый замок улыбнулся мне.
Вдали весло блеснуло серебром.
Сошлись плеск волн и благостная сень.
И память ленится взглянуть назад.
Стихает скорбь. Руины будто спят.
Как в бездну провалился прошлый день.
Лишь только колыбельная слышна -
Та жалостная песенка грустна.

William Lisle Bowles Sonnet I. Written at Tinemouth, Northumberland, after a Tempestuous Voyage.

As slow I climb the cliff's ascending side,
Much musing on the track of terror past
When o'er the dark wave rode the howling blast
Pleas'd I look back, and view the tranquil tide,
That laves the pebbled shore; and now the beam
Of evening smiles on the grey battlement,
And yon forsaken tow'r, that time has rent.
The lifted oar far off with silver gleam
Is touch'd and the hush'd billows seem to sleep.
Sooth'd by the scene, ev'n thus on sorrow's breast
A kindred stillness steals and bids her rest;
Whilst the weak winds that sigh along the deep,
The ear, like lullabies of pity, meet,
Singing the saddest notes of farewell sweet.

Уильям Лайл Боулз Бaмборо

Святые башни, рвущиеся ввысь,
За стойкость почитаемые всеми !
Терзало вас безжалостное время
И злые вихри грозно пронеслись.
Вдали от светлых величавых зал
В вас милосердие весьма немало
Всем страждущим радушно помогало,
Когда бы тяжкий рок их ни терзал.
Бывает шторм заводит с чёртом шашни.
Луна в ту ночь, прильнув хотя на миг,
должно быть, к видной высоченной башне,
услышит задыхающийся крик.
Так честь воздать мы будем ей должны
за помощь чудаку, чтоб выплыл из волны.

William Lisle Bowles Sonnet II. Written at Bamborough Castle.

Ye holy tow'rs, that crown the azure deep,
Still may ye shade the wave-worn rock sublime,
Though, hurrying silent by, relentless Time
Assail you, and the winter Whirlwind's sweep!
For far from blazing Grandeur's crowded halls,
Here Charity hath fix'd her chosen seat,
Oft listening tearful when the wild winds beat,
With hollow bodings, round your ancient walls;
And Pity's self, at the dark stormy hour
Of Midnight, when the Moon is hid on high,
Keeps her lone watch upon the topmost tow'r,
And turns her ear to each expiring cry;
Blest if her aid some fainting wretch might save,
And snatch him speechless from the whelming wave.

Примечание.
Бамборо - небольшой старинный город в графстве Чешир.

Доброго дня, Владимир Михайлович!
Мне уже тяжело читать такие большие тексты. Впрочем, это мои проблемы...
У Вас разглядел следующие "блошки":
вспрмнились, в потьмах, невполне.
В некоторых местах лишняя стопа обнаружилась.
А в первом переводе бросается в глаза одна женская рифма среди мужских.
Но в целом, как всегда, Вы на высоте.
СпасиБо!
Здоровья, здоровья, здоровья!
С бу,
СШ


Сергею Шестакову.
Сергей !  Благодарю за полезную для меня (и для дела)
трудолюбивую внимательность и дружескую помощь.
Прорабатываю все Ваши замечания.
ВК

Сергею Шестакову.
Сергей !  Благодарю за полезную для меня (и для дела)
трудолюбивую внимательность и дружескую помощь.
Прорабатываю все Ваши замечания.
ВК