Джон Китс. Сонет 31.

Получив лавровый венок от Ли Ханта.

Минуты мчатся, но мой ум пока
Мечта дельфийских грёз не соблазнила
В свой лабиринт, чтоб радостно пленила
Святую мысль бессмертная строка;

Чтоб ей воздать поэту, чья рука
Мой гордый лоб короной осенила, -
Двух выгнутых лавровых веток, мило
Его сдавивших выгодой слегка.

Летуче время.. Грёзы никакой...
Как ни желай - за роскошью беспечной
Мне виден тлен всей ценности мирской:

Корон, тюрбанов, власти бессердечной..
В догадках страшных тыкаюсь строкой
Во все пределы славы скоротечной.

On receiving a laurel crown from Leigh Hunt

Minutes are flying swiftly, and as yet
Nothing unearthly has enticed my brain
Into a delphic labyrinth - I would fain
Catch an immortal thought to pay the debt
I owe to the kind poet who has set
Upon my ambitious head a glorious gain.
Two bending laurel sprigs - 'tis nearly pain
To be conscious of such a coronet.
Still time is fleeting, and no dream arises
Gorgeous as I would have it; only I see
A trampling down of what the world most prizes,
Turbans and crowns, and blank regality -
And then I run into most wild surmises
Of all the many glories that may be.

Влад, привет!
Мне понравилось твоё прочтение. Есть некоторые моменты, которые меня ввели в ступор). К примеру, "сдавивших выгодой". Или вот это место: "Чтоб ей воздать поэту".... Воздать чем? и кому? Тут, возможно, ошибаюсь. Пусть филологи скажут, права или нет.
Концовка хороша, но это, как говорит Александр Викторович Китс-Кузнецов). Но ты единственный, кто отразил "догадку", которую я мечтала вставить, но "как-то не встало" (цитирую своего любимого Набокова).
Должна тебе сказать, что ты свободный человек в хорошем смысле слова. Эта свобода "отвязанного"). Удачи тебе!
Наташа

Добрый день, Наташа. Спасибо.
Наш язык оттого ловок и вместителен, что он легко обобщает и уточняет... Но и это дело десятое.
Венок чем-то сдавил. Есть два варианта - или славою или выгодой... Если мы в теме - знаем, что Китс пишет другу. А кроме - издателю.
И чем он воздаст, как ни строкой... Но и это не главное. Некоторая отвязность - в лучшем понимании - объясняется поиском новизны. Далее следует непостижимость счастья - как-то всё оное связано.
И в писанине особенно. Перепрыгну на другую страничку. Тут присел на минуту...
Неизменно неизменно, В.К.