Джузеппе Джоакино Белли. Недотрога

Дата: 15-01-2021 | 10:53:04

    Один, бля, поцелуй с невинной лаской!

Ктó бьётся тут в силочках - голубок?

Да не дрожи ты, нежно я, с опаской,

под холмиком поглажу бугорок.

       

     Боишься? Ну чего?! Всему свой срок!

Мы родственники? Да! - чулок с подвязкой:

кузен с кузиной: брынза и творóг:

родня! - Санта-Нахéра и Сан-Бьяско.

             

     Родня, мой бог! Червяк съел рать святую -

раскаялся, давясь, - салат жуёт;

ступай, спой с Падре Карло аллилуйю.

             

     Ты думаешь, Христос ночь напролёт

глаз не сомкнёт, считая поцелуи?

Других забот ему недостаёт.

  

Сан-Бьяско (Бьяджо) - покровитель “матрасников” и старьёвщиков

Санта-Ньякера - покровительница воров

(Santa Gnacchera! – богохульное обсценное восклицание)

* “Червяк съел рать святую...” - ит. поговорка, связанная с лицемерием (“Il tarlo si mangiò l’ostia consacrata, ed ebbe poi scrupolo di rodere il ciborio”; в другом варианте

“Lo scrupolo del tarlo, che roso il Cristo, non volle rodere il chiodo”)


Giuseppe Gioachino Belli

La scrupolosa

 

     Inzomma, cazzo, se pò avé sto bbascio?
se pò ttastà un tantino er pettabbotto?  
Ma nnun avé ppavura, che ffo adascio:
cuanto che ssento che cce tienghi sotto.
             
     Ciai scrupolo? e dde cosa? E cche! tte fotto?!
Semo parenti? Sí, ppe vvia der cascio:
cuggini de cuggini: cascio cotto:  
parenti come Ggnacchera e ssan Biascio.
             
     Parenti, ggià! cche scrupoli der tarlo!  
Per un bascio co mmé ttanta cusscenza,
eppoi te fai fischià ddar Padre Carlo.
             
     Ma cche ccredi? che Cristo abbi pascenza
d’abbadà ssi tte bbascio, o ssi tte parlo?
A ste cojjonerie manco sce penza.

 

1833

Хорошо, Бр! Бр, как хорошо! Да здравствует транстеверинское наречие, куда бездари и дураки no pasaran! Я заметил, что одна из черт графомана - стремление пометить максимальную территорию, как это бывает у сук во время течки. А здесь территория компактна. Она перенасыщена смыслами, но надо иметь зрение, чтобы их видеть. Ваше зрение становится острее, но позвольте заметить вот что: мне кажется, комментарии в Ваших книгах могут иметь самостоятельную ценность, если их обработать литературно и связать с историческими (и  культурными) событиями. Очень уж интересная точка на карте. Если бы эти комментарии как-то соответствовали стилю стиха... Пусть не обсценная лексика, но ирония... В общем, я уже накопил треть суммы на книгу. Спасибо!


Приветствую, Андрей!

Спасибо!

Боюсь, на литературную обработку комментариев меня не хватит, но зато многие сонеты сопровождают иллюстрации,

дополняющие или комментирующие сюжет.

Удачи в издании!

Не бойтесь, Вас должно хватить, и это будет очень интересно! Подумайте. А деньги я коплю на ВАШУ книгу, свою я издам бесплатно.

У Вас хорошие рифмы и чёткий слог всегда. Это работа профессиональная. Но всё же замечу, что cazzo - это груб. мужской член - pene. То, что некоторые пишут "блин", или "бля", то 'это не совсем верно. Скорее лучше написать "на хер". Один, на хер, поцелуй. "Бля" - это современное типично русское выражение. Как -то не вяжется с датой 1833.

А так отлично, как всегда.

Спасибо, Александр!

Формально Вы правы, но подбор  обсценных выражений представляет определённую трудность, не всегда есть аналоги для определённой ситуации, нередко перевод "в лоб" не проходит.

Я подумаю, но вряд ли здесь "хер" (хрен) прокатит...

Как хотите. Ваше право. Я лично против осовремененных выражений, близких нам, а не автору.

Благороднейший синьор, высокочтимый Бр! Нахрена же Вы от хера отказываетесь? Вас бы в топ захреначили, а теперь хрен Вам! А в книге можно было бы обратно хер на бля переконтузить, и хрен по деревне!

А мож, меня теперь туда Ирис захреначит, а иначе... 

И побольше, побольше близких нам выражений!

О горе, рок

Людской - родиться и почить,

И мы умрём прекрасным днём, дай срок,

Засим к делам приступим, будто мы

                уже в могиле.

 

Сидит пичуга на глудине,

Cомнений нет в её кончине.

Кому петля, кому расстрел,

Печален наш людской удел.

                Горе! скорбь, et cetera

 

Лондон - горемычный город,

Шропшир радует нам взор.

Улыбайтесь, вянет скоро                              

Красота недужной Флоры.

                О-о-о, Горе, горе, скорбь, et cetera

( Ezra Pound

 SONG IN THE MANNER OF HOUSMAN

За фунт хаусмании особое спасибо, очень кстати. Но я просил больше близких нам выражений Джузеппе в переводе Бр. Ждем-с.