Райнер Мария Рильке. Ашанти

Дата: 03-07-2020 | 23:11:17

Ашанти*


(Зоологический сад акклиматизации)

 

Нет чужих, далёких стран и рядом;

страсти нет у смуглых женщин с их

в танце  ниспадающим нарядом.

 

Нет мелодий диких и чужих,

древних нет напевов с текстом тёмным;

крови нет, чей зов ещё не стих.

 

Девушек нет смуглых, тех что томным

бархатом легли зной переждать.

Нет ни глаз с огнём в них  неуёмным

 

и ни ртов, готовых смех рождать.                                                 

И стремленье, странное на диво,

белому тщеславью угождать.

 

Видеть это всё мне так тоскливо.

 

О, насколько звери здесь честнее,

что зажаты в клетках, как в клещах,

не желая  делаться вольнее

в чуждых, непонятных им вещах;

и горят они скупым свеченьем,

словно тая в тлеющим огне,

без участья к новым приключеньям,

с кровью их большой наедине.

 

Перевёл с немецкого языка

Вяч. Маринин, 03.07.2020

================


*Ашанти. Регион в Гане и проживающий там народ.  В конце XIX – начале XX века  группа ашантийцев (взрослые и дети, всего около 70 человек), по приглашению европейских организаторов,  посетила многие европейские столицы.  В качестве «этнологичических объектов» в их  «естественном» окружении, ашанти проживали, преимущественно, на территории зоопарков и вели «африканскую жизнь простого народа». Были построены некие подобия тамошних соломенных   хижин, кухня, деревенская школа.  Всё это выполнялось с таким расчётом, чтобы посетителям были видны все детали жизни (в том числе и личной) иноземцев. Проводились программы «национальные игры», «военные танцы», «фетиш-танцы», религиозные церемонии.  По окончании «рабочего дня» поселенцы могли выходить в город. По приглашениям местных жителей они посещали кафе и театры.  Венский публицист Петер Альтенберг завёл дружбу, в основном, с женской частью группы и издал в 1897 году сборник прозаических зарисовок «Ашанти».  Рильке позакомился с этой группой в Париже в «Зоологическом саду акклиматизации». В непосредственной  близости от «деревни» ашантийцев находился зверинец (прим. переводчика).

 


Rainer Maria Rilke

Die Aschanti

(Jardin d'Acclimatation)

Keine Vision von fremden Ländern,
kein Gefühl von braunen Frauen, die
tanzen aus den fallenden Gewändern.

Keine wilde fremde Melodie.
Keine Lieder, die vom Blute stammten,
und kein Blut, das aus den Tiefen schrie.

Keine braunen Mädchen, die sich samten
breiteten in Tropenmüdigkeit;
keine Augen, die wie Waffen flammten,

und die Munde zum Gelächter breit.
Und ein wunderliches Sich-verstehen
mit der hellen Menschen Eitelkeit.

Und mir war so bange hinzusehen.

O wie sind die Tiere so viel treuer,
die in Gittern auf und niedergehn,
ohne Eintracht mit dem Treiben neuer
fremder Dinge, die sie nicht verstehn;
und sie brennen wie ein stilles Feuer
leise aus und sinken in sich ein,
teilnahmslos dem neuen Abenteuer
und mit ihrem großen Blut allein.


1902/03, Paris

На мой взгляд, замечательно, Вячеслав. 

В связи с "Ашанти" некоторые критики обвиняют Рильке чуть ли не в расизме – дескать, ставит зверей выше людей. И далее, якобы автор стихотворения в его первой части жалуется на то, что в зрелище, которое он посетил, было маловато «клубнички – эротики» . Больше её было в заметках упомянутого мной выше Альтенберга. Вот его диалог с одним из «интересующихся» посетителей шоу «Ашанти»:


- Ну и что, деньги то они берут?

- Да.

- А платки шёлковые?

- Да.

- И что потом?

- Потом – ничего.

- Зачем же тогда всё это давать?

- Затем, что они красивы и нежны. Делают нам царственные подарки, а мы благодарим их за это как попрошайки.

- Но я слышал, что юных чёрных девушек можно купить.

- Можно. Если ты им понравишься...


Другими словами, “Дом 0”  конца XIX – начала XX века.

Стихотворение «Ашанти», написано Рильке в  одно и то же время с его знаменитой «Пантерой».


Спасибо, Юрий.

Не за что, Вячеслав.

И эти люди запрещают нам...

Боюсь, Юрий, что могу  не совсем верно понять вашу фразу про этих людей. Но, если речь идёт об известном анекдоте, то в  одном из писем своей жене Кларе Вестхофф Рильке заметил, что он начинает видеть людей и даже «звериные лица», которые видел Ибсен, их морды и челюсти, но на этом не останавливается. Интересное начинается тогда, когда приходит понимание того, что за этим стоит.  И, если отбросить неприязнь, - отмечал Р. М. Р, - то приходит и понимание, что такой и есть жизнь во всём её многообразии.

Я о том, что люди, которые в середине прошлого века устраивали у себя человеческие зверинцы, не имеют морального права учить нас жизни.

Ну, здесь как есть, Юрий. С течением времени или с перемещением в пространстве многое начинает видеться по-иному.  Вот и у Рильке в «Книге образов»  стихотворению «Ашанти» предшествует  «Одинокий»,  заключительная строфа которого фактически предвещает центральный мотив «Ашанти»:


И вещи, мною взятые сюда,
ушли в себя в предчувствии потери:
в своей стране они лихие звери,
а здесь дышать не в силах от стыда.


Перевод В. Г. Куприянова

Спасибо, Вячеслав.