Шекспир, Сонет 138

Когда любовь моя опять грешна,

И снова лжёт, я не спешу с ответом.

Хочу я верить - думает она,

Что я юнец, не искушённый светом.

 

И раз считает старика юнцом

Любимая, то я ей не перечу,

И также лгу ей с праведным лицом -  

Две лжи друг другу шествуют навстречу.

 

Но почему своих преклонных лет

Мне не открыть, а ей - свои измены? -

В любви годам, увы, почёта нет,

Как нет притворству женскому замены.

 

Пусть я не тот, и ты не та - так что ж?  

Мы делим ложе, умножая ложь.


Sonnet 138


When my love swears that she is made of truth,

I do believe her, though I know she lies,

That she might think me some untutored youth,

Unlearned in the world's false subtleties.

 

Thus vainly thinking that she thinks me young,

Although she knows my days are past the best,

Simply I credit her false-speaking tongue,

On both sides thus is simple truth suppressed:

 

But wherefore says she not she is unjust?

And wherefore say not I that I am old?

O love's best habit is in seeming trust,

And age in love, loves not to have years told.

 

 Therefore I lie with her, and she with me,

 And in our faults by lies we flattered be.










Да, переводил я лет 35 назад этот сонет.
Therefore I lie with her, and she with me -
Поэтому и лжем мы, и лежим...
И что вроде: ложью дорожим.
Ладно, о Вас.
Оригинал-то поинтереснее: my love swears that she is made of truth.
А у Вас:
Когда любовь моя  твердит мне ложь,
Клянясь в своей невинности при этом
Создается впечатление, будто она говорит о двух разных вещах? Клянется в верности, а лжет тогда о чем?
(Клятва в верности - это и есть ложь.)
Не искушенный светом - пишется раздельно.
Измены - замены - однокоренная рифма, это нежелательная вещь.

Спасибо, Александр. Грамматическую поправку внёс. В первом четверостишии с логикой, кажется, разобрался.
Насчёт однокоренной рифмы, могу только привести в своё оправдание:
Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать ......


Кто только Шекспира не переводил. Бедный Вилли! Ну что за напасть делать сотый или двухсотый перевод. Хотя все мы грешны:))

Ну мы же переводим для удовольствия от процесса, упражнения для ума, без корысти.
Судя по Вашим словам, Bы тоже Шекспира пробовали?