Глухонемые. Франсуа Коппе

Проселком удалясь от улиц городских,
Вчера я повстречал в пути глухонемых.
Шли парами они, размерным шагом скорым,
И были заняты каким-то разговором:
Я видел танец рук, внимательность зрачков,
А слышал только стук их грубых башмаков.
Но вот они прошли, и я, в уединенье,
Услышал ветерка ликующее пенье,
И хор кузнечиков, и музыку ручья...
О тех глухонемых с печалью вспомню я.

***

François Coppée

Hier, sur la grand'route où j'ai passé près d'eux,
Les jeunes sourds-muets s'en allaient deux par deux,
Sérieux, se montrant leurs mains toujours actives.
Un instant j'observai leurs mines attentives
Et j'écoutai le bruit que faisaient leurs souliers.
Je restai seul. La brise en haut des peupliers
Murmurait doucement un long frisson de fête ;
Chaque buisson jetait un trille de fauvette,
Et les grillons joyeux chantaient dans les bleuets.
Je penserai souvent aux pauvres sourds-muets.

("Promenades et Intérieurs", 1872)

Ирис, добрый день.
Вы уверены, что они шли размерным шагом? Т.е. прислушиваясь к какому-то внутреннему "размеру" в своем сознании?

Добрый день, Александр Владимирович. Не то чтобы уверена, но я употребила это слово как синоним "размеренный", "ритмичный".

Это было бы, кстати, логично для глухонемых - "внутренний" слух. Красивое стихотворение!

Яков, спасибо! Да, красивое. И при этом Коппе не только сочувствует им, но уважает их. Мне хотелось это тоже передать.

Замечательно, только "в уединеньи", наверное?

Олег, спасибо! Существует два варианта написания, и периодически возникают дискуссии, какой правильнее. Я выбрала -е, для точности глазной рифмы тоже - я ведь думаю, что парнасца перевожу, а не романтика :) Но как Александр Владимирович скажет, так и напишем.

Действительно, два варианта :)

Ирис, извините, что пишу здесь. Других территорий мне не оставили.
Это Ваш перевод Теннисона? Почему бы Вам не выложить его отдельно в НЛ?

Нет, Александр Владимирович. Это Кружкова перевод.

Не читал. Жаль.
Да, разница огромная - когда человек умеет писать стихи.