Портрет жены художника. Цикл стихов

Дата: 30-08-2019 | 17:50:49

В КАФЕ  БЕЗАЛАБЕРНЫХ НА УЛИЦЕ ФОНТЕН, 16-БИС

                «Я могу пить, не опасаясь, ведь мне, увы, не высоко падать!»

                        Граф Анри Мари Раймон де Тулуз-Лотрек-Монфа

Рельефны ноги у Лулу, 

а ночь спела и безразмерна.

Да что Лулу, здесь на углу

сто шлюшек вышло на маневры.

В кафе за столиком Анри

углём рисует на салфетках

ребенка в парке Тюильри,

охоту, лошадей, левретку,

бега, где так невмоготу

от злых смешков аристократов,

портрет Жюстины Дье в саду,

бордель, бродячих акробатов,

как на Монмартре фонари

в каштановой двоятся гамме,

себя - усатого Анри,

но с полноценными ногами

(Лулу полюбит и таким

всего за пару жалких франков),

натурщиц юных и нагих,

Ван Гога и друзей-подранков,

девиц, танцующих канкан,

мадам Пупуль за туалетом,

и постаревшую маман, 

прогулку  позапрошлым летом

на яхте масти пьяной сливы,

что в такт со временем плывет

по Аркашонскому заливу,

увы, не задом-наперёд.

***  

Дом на Песковатиках (Марку Шагалу)

Родился еле-еле, да как смог.

Корыто, хедер, лавка с бакалеей 

и полная пригоршня синагог,

и две пригоршни праведных евреев. 

И столько же в кармане у отца 

засахаренных груш, пропахших рыбой,

в субботу - пол тарелки холодца,

а в будни гречка, хлеб да кочерыга. 

Достатка не было, как не было похвал.

Но он, наверно, сверху был ведомым,

и рисовал, и рисовал,  и рисовал,

переживая  войны и погромы.

Потом пришел огромнейший успех, 

которого хватило бы на всех,

а снились Белла , Витебск, постный ужин,

отец и  детством пахнувшие груши.

***

КУСТОДИЕВСКАЯ КРАСАВИЦА 

  «Худые женщины на творчество не вдохновляют» 

                                                                Борис Кустодиев

Проведя 15 лет в инвалидном кресле, Кустодиев написал в этот период свои самые жизнерадостные картины во многом благодаря заботе супруги Юлии

На улицу Введенскую, дом семь*

болезнь пришла некстати, насовсем.

Но Бог и тут, как видно, милосерд -

есть холст и краски, кисти и мольберт.

Купчиха пробудилась ото сна,

богата телом, смотрит с полотна

ленивая бесстыжесть естества.

Пуховые подушки, кружева.

Её мирок округло-белобок.

Мужской восторг. Ирония. Лубок.


На сам художник был  влюблен в одну, 

такую худощавую,  жену...

__________________

*По этому адресу в Петрограде располагалась мастерская художника

***

ПОРТРЕТ ЖЕНЫ ХУДОЖНИКА

Позировать хотела в бирюзовом

ампирном,  как Самойлова Брюллову,

себя представив в Стрельне на балу.

Но платье оказалось на полу.

На мне лишь остроносые балетки

пастельной абрикосовой расцветки.


Откинувшись, застыла в контрапосте.

Ты колонковой кистью, словно грозди,

размётываешь краски по холсту,

не расплескать стараясь наготу,

которая когда-то соблазняла

твоих друзей-художников.   Я знала

всегда, как ты ревнив (поверь – напрасно).

 

И гении натурщицам подвластны,

и уж, по крайней мере, их тела.

Альков порой - кусочек ремесла,

наш общий вклад в зачатие картины.

Ведь я была тебе гетерой Фриной,

Галой в волшебном мире у Дали,

который, может, с ней и стал велик...

 

Готовлю новую книгу. Новое не пишется. Зато серьезно редактирую ранее написанное...

Однако, тов. Экклезиаст был в чём-то очень даже прав... :о)
https://poezia.ru/works/145585 

 «Итак иди, ешь с весельем хлеб твой, и пей в радости сердца вино твое, когда Бог благоволит к делам твоим. Да будут во всякое время одежды твои светлы, и да не оскудевает елей на голове твоей. Наслаждайся жизнью с женою, которую любишь, во все дни суетной жизни твоей, и которую дал тебе Бог под солнцем на все суетные дни твои; потому что это — доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем»

Саша! Твой стиль всегда узнаваем. Встаю в очередь на новую книгу.
Нашел опечатку:
"Потом пришел огромнейший успех,

которого хватило бы нЕ всех,"

Саша, привет! Редко общаемся... Книжка  с меня, конечно! 
Очепятку исправил. Спасибо!

Геннадий, спасибо! Вот еще одна https://poezia.ru/works/145626