Джузеппе Джоакино Белли. Вино

Дата: 12-05-2019 | 17:05:52

      Вино всегда вино, душа Кармила,

есть что-то в мире лучше? А цвета!

Взгляни на свет, гляди же, оценила? -

янтарь - без мути! Cвет и чистота!

             

      Нектар хранит тепло, вливает силу,

хоть под венец сейчас, но на черта;

жуёшь лепёху - вонь, как от кобылы,

хлебнул - благоуханные уста.

             

      Креплёное, cухоe - к тоннарелло,

хоть хлеб с похлёбкой ешь, желудок рад,

ум окрылён, душа поёт... - взлетела!

             

      Есть белый, красный, чёрный виноград;

Дженцано, Орвието, Виньянелло:

воистину - Est! Est!! Est!!! - райский сад!


Тоннарелло - вид спагетти с яйцом, сыром пекорино и черным перцем

Est! Est!! Est!!! - вино из Монтефьясконе (Лацио); наименование связано с легендой XII в., согласно которой Генрих V направился с армией в Рим, чтобы получить от папы Паскуале II корону императора Священной Римской империи. В его свите был епископ Иоганн Дефук, знаток вин. По дороге епископ посылал виночерпия на разведку в местные трактиры. Хорошее вино отмечалось как “Est” (от est bonum), очень хорошее - “Est Est”. В Монтефьясконе слуга написал: “Est! Est!! Est!!!"


Giuseppe Gioachino Belli

Er vino


     Er vino è ssempre vino, Lutucarda:
indove vôi trovà ppiú mmejjo cosa?
Ma gguarda cquì ssi cche ccolore!, guarda!
nun pare un’ambra? senza un fir de posa!


      Questo t’aridà fforza, t’ariscarda,
te fa vviení la vojja d’esse sposa:
e vva’, si mmaggni ’na quajja-lommarda,  
un goccetto e arifai bbocc’odorosa.
             
     È bbono asciutto, dorce, tonnarello,
solo e ccor pane in zuppa, e, ssi è ssincero,
te se confà a lo stommico e ar ciarvello.
             
     È bbono bbianco, è bbono rosso e nnero;
de Ggenzano, d’Orvieto e Vviggnanello:
ma l’este-este è un paradiso vero!


1831

 

Когда бы знала душенька Кармила,
наивная в девичьей простоте,
что ''Солнцедар" - обычные "чернила".
И потчуют им девушек не те.
)))

Лечебны свойства даже бормотухи:
Кармила, то воистину бальзам!
Пока шептал я комплименты в ухи,
Откупорился с нею твой сезам!

Вера Михайловна, не бормочите, пожалуйста,

Что вы такая противная и невкусная.

Мы примем вас на грудь свою с радостью,

А потом запоем вместе что-нибудь грустное…

Не верьте, Вера, - сплетни, слухи,
Что вы увяли, - самый сок,
Хоть было мало бормотухи,
Но как был сладок посошок!