Джон Китс. Ода Меланхолии.

Нет, к Лете не ходи; и на вино
Не отжимай из корневищ отравы,
Паслён к губам не подноси грешно,
Как Прозерпины виноград кровавый;
Из ягод тиса не слагай букет,
Не зри в жуке и бражнице могильной
Психеи скорбной, филину в пуху
Не доверяй тоски своей секрет,
Покуда боль бессоницы бессильной
Дремотной тенью тонет на духу.

И если тучей слёзною с небес
Прольётся Меланхолия нежданно -
Бодрить цветы увядшие и лес
Крыть плащаницей вешнею пространно, -
на роз рассветных грусть свою излей,
На радугу морской волны прибрежной,
Пионов шаровидных пышный ряд;
Заметив гнев любовницы своей,
Дай бредить ей, владея ручкой нежной,
Глаз несравненных впитывая взгляд.

Она тлетворной прелестью мила,
Разлучным счастьем, чья, с устами рядом,
Дрожит рука, чья радость тяжела
Пригубленного мёда сладким ядом.
Есть образ Меланхолии, он зрим
Среди святынь в Обители экстаза,
Но лишь тому, чей напряженный рот
Вкусит от винной градины; засим
Душой почует грусть её приказа
И станет призом облачных высот.

Ode on Melancholy by John Keats



No, no, go not to Lethe, neither twist
      Wolf's-bane, tight-rooted, for its poisonous wine;
Nor suffer thy pale forehead to be kiss'd
      By nightshade, ruby grape of Proserpine;
               Make not your rosary of yew-berries,
      Nor let the beetle, nor the death-moth be
               Your mournful Psyche, nor the downy owl
A partner in your sorrow's mysteries;
      For shade to shade will come too drowsily,
               And drown the wakeful anguish of the soul.

But when the melancholy fit shall fall
      Sudden from heaven like a weeping cloud,
That fosters the droop-headed flowers all,
      And hides the green hill in an April shroud;
Then glut thy sorrow on a morning rose,
      Or on the rainbow of the salt sand-wave,
               Or on the wealth of globed peonies;
Or if thy mistress some rich anger shows,
      Emprison her soft hand, and let her rave,
               And feed deep, deep upon her peerless eyes.

She dwells with Beauty—Beauty that must die;
      And Joy, whose hand is ever at his lips
Bidding adieu; and aching Pleasure nigh,
      Turning to poison while the bee-mouth sips:
Ay, in the very temple of Delight
      Veil'd Melancholy has her sovran shrine,
               Though seen of none save him whose strenuous tongue
      Can burst Joy's grape against his palate fine;
His soul shalt taste the sadness of her might,
               And be among her cloudy trophies hung.

Владислав, Обалдел я просто.На фоне супермастерских переводов Витковского, Ваш смотрится как как один из лучших. Достойно, очень достойно. И вся китсовская эстетическая идея о том том, что в Правде  - Красота, а в Красоте - Правда,  Вами выражена отменно.

Спасибо, Александр Викторович.
Извините за задержку с ответом. Расклеился весной.
Одам Китса повезло с хорошими переводами.
Хочется трогательных. Конечно - Правда в Красоте - спасительна. Но все предпочитают в Правде Силу. Увы нам, увы... Можно и Оду Вазе переписать. 
Она главная. Плавно - через Осень. Китсовскую Оду испортить сложно. Тут помощники нужны.
Я рад, что Вам понравилось прочтение.
Неизменно благодарно, В.К.


Блестяще!
С БУ,
СШ

Спасибо, Сергей, спасибо.
Взбодрюсь и напишу поподробнее.
С ББББу, В.К.

Владислав,

я рекомендовал Вашего блестящего Китса в ТОР с просьбой всё же на главной поместить. Ибо такие переводы не появлялись у нас уже давно. Но увы, Вас поместили среди прочих. Как всегда, кто-то торчит на главной постоянно, кого-то опускают:)  Так всегда было на Поэзии. Личные отношения преобладают. Да и моё скромное мнение значение не имеет. 

Спасибо, Александр Викторович.
Ваше скромное мнение произвело надлежащее впечатление на скромного автора перевода.
ТОп с приТОПОм. Бывает.
Можно что-нибудь добавить - не проблема.
Неизменно благодарно, В.К.