"Люблю небес загадочную высь"

Дата: 10-02-2019 | 20:48:43

1.
Люблю небес загадочную высь,

Встревоженную взмахом журавлиным,

Не потому ль легко по-птичьи мысль
Вспорхнет порой, тоскуя по любимым?

Люблю полей цветное полотно,
В нем неподдельна спелости отрада,
Не потому ль мне чудится давно
Среди машин разбредшееся стадо?

От памятных картин в душе тепло,
Слезами умиленья орошенных...
Люблю смотреть в пурпурное стекло
Зари – на мир, надежды не лишенный,

Не обделенный мудростью любви, –
Питающей сердца нетленной жизнью,
Способной душу верой одарить,
И крыльями поющими, и высью.

2.
А дома нет ни мамы, ни отца.
В кругу любимых лиц – сплошные бреши.
Невыносимым эхом без конца:
«Земля еси и в землю отыдеши».

И Родина давным-давно не та,
И люди в ней – как в половодье льдины,
И правит ими мутная вода,
Где припадал я к родникам родимым.

О, эти птицы! – курсом на закат…
О, это небо! – мамина обитель…
Казалось бы, никто не виноват,
Но больно так, как будто кто обидел.

3.
Ключ журавлиный вклинился в зарю
И отворил заветные пределы...
И приоткрылось все, что я люблю,
Что сделать мог, но в суете не сделал.

Еще не Суд, но суть вещей видна.
И Воля есть понять – что должно людям:
Вся жизнь, как неизбывная вина,
И всяк живущий на земле подсуден.

Нет ни одной причины ликовать,
И почивать на лаврах рановато,
Твердя: "На то и жизнь, чтоб уповать,
И верить в обратимые утраты!"

И журавли, тараня мрак ночной, –
Как завещали, в прах сгорая звезды, –
Несут их свет немеркнущий домой,
О вечной жизни намекнув серьезно.

Юрий, прекрасное стихотворение!Необыкновенные эпические ширь  и глубь. Именно Ваше обобщение жизни: и любовь, и память, и вечность.Какой-то итог  - мужественный и ясный в своей правоте и силе.
Спасибо Вам от души. Прочитаешь, и сил духовных прибавляется, и веры. Просветление души и взгляда. Вера

Спасибо, Вера! Рад, что читаете и сопереживаете!..

Уважаемый Юрий, захотелось сказать ещё несколько слов о Вашем стихотворении "Люблю загадочную высь", кмк, очень достойном, которое стоило бы обсудить более серьёзно.

В Ваших текстах столько хороших, нестандартных мыслей и образов, что поневоле хочется обобщать. Иногда свои проблемы, усталость не дают возможности найти единственно точные и правильные слова.

Взять хотя бы Ваших журавлей. Вы о них в тексте упоминаете трижды. И тема эта журавлиная, и сами образы этих чудесных птиц настолько многоразово использованы, затвержены, что, кажется, само напоминание об этом уже порождает тоску и мысли о чём-то ненастоящем, надуманном. Я вот, например, считала, что после Н. Рубцова уже никто из поэтов не сможет так пронзительно, так обострённо душевно и духовно написать об этих птицах, олицетворяющих Родину.

Но под Вашей рукой знакомая тема зазвучала по- новому. Вся эта наносная, годами наслаиваемая шелуха слетела, осталось только незамутнённое ядро и, как в хорошей песне, чистый звук и голос.

Вы нашли родное, своё, новое в этом хорошо забытом старом. И большое Вам спасибо за это. Для меня это было каким-то открытием. Хочется цитировать, хотя вне основного текста это не звучит, может быть,  столь убедительно:

Люблю небес загадочную высь,

Встревоженную взмахом журавлиным,

Не потому ль  легко, по-птичьи, мысль

Вспорхнёт порой в тоске к местам родимым?

Ключ журавлиный вклинился в зарю

И отворил заветные пределы…

И приоткрылось всё, что я люблю,

Что сделать мог, но в суете не сделал.   

(Кмк, вместо слова "ключ" лучше бы использовать "клич", но у Вас свои соображения: именно ключ "отворил… пределы").

И журавли курлычут за чертой

о том, что живы умершие звёзды -

В годины тьмы укажут путь домой,

О вечной жизни намекнув серьёзно.

На глазах происходит чудо нового рождения из забытого, кажется, читаного - перечитанного старого.  Именно это так удивляет и радует меня в Ваших стихах.

Живите долго: всё меньше остаётся поэтов, которые бы так проникновенно любили Родину и умели достойно писать о ней.

А ведь, чтобы создавать подобное, нужны не только воображение, чувства, мудрость. Это и труд большой, который  надо понимать и ценить.

С уважением. Вера.

Спасибо, Вера! Откровенно говоря, тронут неожиданно хорошим отношением к моему скромному труду. Весьма радует меня в Ваших комментариях не подложная искренность в толковании моих незамысловатых строф.

Уважаемый Юрий, к сожалению, лучшей рецензией на этот текст были бы Ваши же слова
Нет ни одной причины ликовать.
О журавлях написано много - короче и, извините, гораздо лучше.
Я, в принципе, не возражаю против старинного оборота о вечной жизни намекнув серьезно. Он, пожалуй, уместнее, чем более употребительная модель намекнуть на...
Но я возражаю против фразы "Мысль вспорхнет порой в тоске к местам родимым" - т. е. то ли вспорхнет к местам, то ли тоска к местам (амфиболия), но, по-моему, такое управление не употребляется в обоих случаях.
Порядок слов достоин 18 в.:
Люблю зари в пурпурное стекло (!!!)
Смотреть на мир.
Из-за этого в синтаксисе можно заблудиться:
Смотреть на мир, надежды не лишенный,
Не обделенный мудростью любви, –
Питающей сердца нетленной жизнью,
Особой силы веры одарив,
И крыльями поющими, и высью.
Здесь синтаксис еще усугублен пунктуацией. Не без труда я догадываюсь, что не лишен надежды и не обделен мудростью мир, что сердца питает то ли мудрость, то ли любовь (опять амфиболия). Но кто одаривает и крыльями, и высью, но, главное -
особой силы веры???
Одаривает особой? В смысле - персоной (важная особа и т.п.):
Особой силы веры одарив.
И кого одаривает крыльями поющими и высью - журавлей или ЛГ?
Чего ж так тянет к берегам родимым? -
кого тянет, не знаю (опять-таки журавлей или ЛГ), но так не говоря: чего ж так тянет...
И журавли курлычут за чертой - какой чертой, для кого это черта - опять-таки для них или для ЛГ? Они уже пересекли воздушное пространство родной страны? И т.д.
В строю любимых лиц – сплошные бреши - строй лиц?
Пусть уж лучше будет как у Гамзатова в переводе Гребнева:
И в том строю есть промежуток малый.
О том, что живы умершие звезды - звезды эстрады, кино и т.п.? Потому что в астрономическом смысле это сомнительно, а если это штамп - что же хорошего в штампах?
Это навскидку, тут много чего еще есть.
Кроме сугубо языковой стороны, есть много претензий к форме. ИМХО, надо выбирать что-то одно: рифмы или рифмоиды, а вместе это производит не лучшее впечатление. Или требует особого мастерства, как, например, у Б. Ахмадулиной.
Ну, и произношение: высь встревоженную... мысль вспорхнет, лиц сплошные... - попробуйте прочесть это вслух.

Видимо, Александр, Вы с Верой под разными углами зрения смотрите на мир. Вера видит, чувствуя нечто большее, чем Вы... Не иначе как помня лермонтовское:

"Есть речи — значенье
Темно иль ничтожно,
Но им без волненья
Внимать невозможно".

Далее у Михаила Юрьевича в этом стихотворении есть такая строфа:

"Не встретит ответа
Средь шума мирского
Из пламя и света
Рожденное слово;"

Трудно вообразить, попадись вдруг Вам автор сего шедевра!...
Однако речь о другом! ... То, о чем Вы говорите, вещи поправимого порядка! А вот интонации с какими вы часто сопровождаете свои комментарии, увы!
И все же я благодарен Вам, что нашли время и замечательную форму для выражения своего негативного отношения к моим стихам, не во всем безупречных мыслей по поводу.





Юрий, Вы правы: я в самом деле не вижу ничего, что разглядела Вера Тугова.
Что касается моей реакции на стихотворение Лермонтова, то вообразить ее как раз не трудно. Даже и воображать не надо, я это сказал четверть века назад в своей докторской диссертации. Я попытался объяснить, почему Лермонтов оставил "из пламя и света", хотя Краевский ему сказал, что это неправильно, и М.Ю. даже не возражал.
Если отмеченные мною недостатки легкопоправимы - тем лучше.
Успехов Вам в их исправлении.

...Дальтонизма никто не отменял!
Оказывается, Александр, даже абсолютно здоровые глаза, воспринимающие все цвета радуги, не видят многих оттенков... С восприятием звуков те же проблемы!..
К тому же на вкус и цвет...
А насчет: "Ну, и произношение: высь встревоженную... мысль вспорхнет, лиц сплошные... - попробуйте прочесть это вслух" - легко! С дикцией у меня, как и со слухом - почти абсолютным, все хорошо! Хотя надо помнить о фифектах фикции!..
Кстати, правки я сделал! и не исключаю дальнейшую работу над стихами. Попутно написал, Вам посвященный, экспромт. Если возжелаете, опубликую! 

- когда-нибудь мы с вами, все буквально,
орлами воспарим, поверив  в чудеса,
не потому ль так тихо и печально,
и замолкаем, глядя в небеса?..

Чем более болит душа, тем меньше
Причин для самомнения!..

- ну, как вам сказать, Юрий... поэты практически все "душевнобольные", но самомнения от этого у них отнюдь не убавляется... согласитесь?..

Иван, поэты не более больны, чем все остальные кичливые двуногие!.. Просто открыты значительно больше, чем прочие говорливые тростники!..

- Юрий, но мы же говорим о душевной боли мыслящих тростников...

Попутно написал, Вам посвященный, экспромт. Если возжелаете, опубликую!
Если это не бездарно, то всенепременно. А множить количество плохих стихов необходимости нет. Плохие про меня уже писали.
Вы знаете, открою Вам тайну: я избирательный дальтоник и глухарь. В некоторых стихах я вижу и слышу очень много оттенков. Вы можете почитать: тут на сайте есть мои разборы Лермонтова, Пастернака, Ю. Друниной, Гамзатова в переводе Гребнева (кстати, о журавлях). Там у меня, вроде, всё в порядке и со слухом, и со зрением.

На то он и Флоря, чтоб вторить ему!

Молкни, фауна и флора!
Нишкни, мыслящий тростник!
Чуешь, вторя, бает Флоря
Мысль о том – как он велик!


И курлычут на просторе,
Клин в колоду солнца вбив,

Журавли, что априори

Знают Флорю – чем он жил.

 

Даже умершие звезды,

Не безмолвные в ночи,

Говорят: "При Флори грозном,

Всяк поющий, замолчи!

И на цырлах, – дабы горе

Не накликать, – по лугам

Ходят валуны и горы

Перед Флорей... тут – и там!


P.S. Кстати, о журавлях Гамзатова в переводе Гребнева... ВЕЛИКОЛЕПНО!

В смысле - перевод Гребнева!