Владимир Ягличич Новые стихи

Дата: 21-12-2018 | 02:10:53

Владимир Ягличич Новые стихи
(С сербского).

Владимир Ягличич Приглашение
Олегу Павлову (1971-2018)
(С сербского).

Казню себя не раз, не два - не тридцать:
могли б в Москве потолковать, Олег.
Но просто я не мог без спроса заявиться,
и вдруг исчез мне близкий человек.

Вот так нежданно и навек. Могли бы
снять целый фильм, гуляя у Кремля...
Гуляем, смотрим на незыблемые глыбы,
а там под ними уж дымит земля.
 
Потом извергнет гибельное пламя,
и станет рвать сердца нам на куски.
Одни замолкнут с мёртвыми устами,
другие будут гибнуть от тоски.

Вот умер ты, но книга есть на счастье -
Там плеск теней с Платоновской стены.
Вся наша жизнь - отважное участье
в течение без нас ведущейся войны.

Шагать бы нам, Олег, среди промозглой тьмы,
чтоб Юрий с Виктором беседовали с нами,
чтоб видела Москва нас вместе - и кто мы,
и пили б мы за то, чтоб вечно быть друзьями.

Не встретились. Москва не близко ныне -
но сохраняет окрыляющую власть.
И я весь в мыслях о твоей кончине.
Она для нас, для всех, великая напасть.

И всё-таки, Олег, ты мне назначил встречу.
Так подтверди на той Платоновской стене.
Мне тень подскажет, лишь её замечу:
в котором из миров, в какой такой стране.

Владимир Ягличич Позив
Олегу Павлову (1971-2018)

Могли смо, Олег, прошетати Москвом,.
било је такве прилике - ал ти знаш,
никад се ником не јавим, и просто,
одлази човек, а себи не призна

да се то - једном, и занавек, могло
памтити, филм је могло да се сними...
И шетали смо, ал свак шета подно
вулкана који управо се дими,

по ерупцији масовног убиства
чији је израз - експлозија срца...
И оде човек, ко да на све приста,
а није, веh га мучки нешто скрца...

И ево, кньига по смрти се раджа,
читају сенке зида Платоновог...
Живот, живота вечног дрска краджа,
без нас извесног постојаньа новог.

Могли смо, Олег, корачати Москвом,
попити пиhе-два с Виктором, с Јуром,
утврждивати олье шта смо, ко смо,
у општој ноhи, космичкој и штурој.

Остаде Москва на невидној црти,
да недохватност окрилати превласт.
Мислим о твојој изненадној смрти
као о некој најави за све нас.

Још нешто, Олег. Морам да осетим,
бар као сенка на платонском зиду:
позва ме писмом, тад, да те посетим,
ал који свет си имао у видe.

Примечания автора (Владимира Ягличича).

Книга Олега Павлова „Дневник больничного охранника“ опубликована в Сербии в моем переводе, через несколько дней после его внезапной кончины. До этого мы переписывались. Я даже побывал в Москве в январе 2016 г., но не зашёл к нему, и мы не встретились...
Виктор и Юра - это Виктор Широков и Юрий Лощиц, с которыми я встретился в Москве тогда, в январе...
Платоновая стена – Аллегория из „Державы“, о пещере и тенях на стене.

Владимир Ягличич Баланс
(С сербского).

Старея, мы, к несчастью, уязвимы.
Не крепки, - с Ахиллесовою пяткой.
Мы топчем землю - от неё отдача.
Потом болят сосуды - не иначе.
Покой уходит прочь неуловимо,
взамен мчит страх с осиною повадкой,
и стрелы сыплются. Увы ! - Не мимо:
как по Гомеру - в цель неотвратимо.

Но что Гомер ? Где ж та Господня сила,
чтоб нас избавила от вечной казни ?
Нет Божества, и мы всегда в боязни
и внутренне ведём с собою спор.
Как смерть прогнать, чтоб нынче отступила
и унеслась до времени в простор ?

Но всякий вымысел - пустые грёзы.
Читаю книги. Постигаю прозу.
Былое мне важней сиюминутных дел.
По-детски, сам с собой, играю в прятки,
хоть стали шатки окровавленные пятки.
Я всё из тех, кому чужды метаморфозы,
и с ними я храню доставшийся предел -
весь этот мир, что краше всех обнов.
Порою чувствую себя, как птица,
глядящая с высот на мир, что краше снов
и фантастичней, чем любые небылицы.

Владимир Ягличич  Равнотежа

Старост, то је пета, Ахилова пета,
и неравнотежа, насупрот скорашньој.
Газиш земльу - ньен бол исконски прелази
у крвне судове... Па ко кога гази?
Мир је искореньен из дубине света
да уступи места предосети страшној:
зрак вe бртви стрела, снажно одапета,
али где је Хомер, циль ньен да гонета?

Какав Хомер, где Бог, несреhу да спречи?
Како неумитност да лучим од казне,
из одсуства Бога мир поткопан назрем?
Вальа блажен бити са собом у спору
и смрт учинити - недоступним нечим
на неодреджено време, у простору.

Наум, у науму своме, обневажен...
Зато, старијему, ствари су ми драже,
и пролазни льуди и ньихова дела -
као да у мени не умире дете,
мада нога клеца, уз крваве пете -
као да смо део непролазне страже
што је све светове чувати умела -
и овај - тајанствен, и страшан и диван -
као пред откриhе лета млада птица
да разазна древни план у зраку сниван:
мудрост која, дуго, беше бесмислица.

Владимир Ягличич   Победа
(С сербского).

В мире ловких и наглых пройдох
для того, чтобы выжить бедняге:
победить, даже сделать хоть вздох -
только воздух помог в передряге.

Что ж ! Уже не полезу в огонь
и не стану с той кликой свариться.
Мы простимся - ладонь о ладонь.
И позволят мне жить и стариться.

Долго думал, с натугой решал:
как та братия прямо с ходу
мне простит, что я долго дышал
и без спроса у них пил воду ?

Владимир Ягличич Победа
 
У свету силних хохштаплера
ја сам - несреhни сиромашак.
Победжујем ко атмосфера,
ко чист, с дна света, ломни дашак.
 
Пустиhе ме, можда, да старим,
да им не кварим само план.
Само за живот да не марим.
Да се опростим, длан о длан.
 
Да л опростиhе збор тих, истих,
(страшна је то и помисао) -
што толику им воду испих,
што тудж сам ваздух удисао?

Владимир Ягличич  Веранда
(С сербского).

На той веранде тётка летом ткала,
а дядя рядом с нею мирно спал.
Как помню, он похрапывал бывало,
а ткацкий стан размеренно стучал -

шумел, стучал: отсчитывал мгновенья.
И я не ждал напастей и невзгод,
покуда дядя спал без треволненья
и ткацкий стан не убавлял свой ход.

Владимир Ягличич   Трем

Под оним тремом стриц је лети
спавао, стрина разбој ткала.
Хрче, ко тога да се сети,
справа је ревно чекетала.

Слушаш, ти звуци време чате:
не застрепи пред казном,
док стриц не преспи летнье сате,
и док чекеhе разбој.

Владимир Ягличич  Разговоры с самим собой
(С сербского).

Я сам собой могу разговориться
и думаю: кому же внять под силу ? -
Хотя бы так, как бойкая синица:
расслышит голос и присядет на могилу.

В лесу и в поле, всюду, где я буду,
и в стойле, заглянув в глаза скотине,
я часто говорю что на сердце - повсюду,
чтоб ветер разносил слова в долине.

Все вещи в доме и вся зелень, не переча,
давно привыкшие к моей причуде,
пытаются понять услышанные речи,
но этого никак не могут люди.

Владимир Ягличич Говор

Често говорим сам са собом,
јер мислим: неко слуша.
Ко, с незнаним се сревши гробом,
цвркутава грмуша.

Било у куhи, у польу, шуми,
у штали, медж говедима,
сакрално ме и зрак окуми,
и прихвати ледина.

И куhне ствари, и влажне травке,
свако се немо труди
да схвати моје тужне јавке -
само не могу льуди.

Владимир Ягличич Планктон
(С сербского).

Пути - везде, им нет предела.
Безмерная голубизна.
Вся явь как будто улетела.
Я перенёсся в царство сна.

Не то успех, не то крушенье:
лечу к лазурной вышине.
Всё продолжение рожденья
едва-едва подвластно мне.

Помимо моего желанья,
итог - ни радость, ни беда -
парю над сердцем мирозданья.
Ветра уносят в никуда.

Исход решился в одночасье.
Так повелел мой горний страж.
А будто с моего согласья -
так то не правда, а мираж.

Но мне пора была в дорогу -
в святой простор за облака,
где стану ясно виден Богу.
Стремлюсь туда уже века.

Я одинок, хотя и в стае.
Какая б ни была среда,
всегда лечу и уплываю,
куда мчат ветер и вода.

Не корм, не семя для посева -
весь род мой, массы, много тонн
всё льются, как в китово чрево.
Зачем ? - Не знает сам планктон.

Владммир Ягличич Планктон

У безмерју сам неком плавом,
окружен могуhностима
И свет се чини сном, не јавом:
има ме, и ньега има.

Можда несреhа, можда среhа,
да креhем се, до краја.
То је вальани исход зачеhа,
на које немам утицаја.

Чини се да, и без моје волье,
ни добро је, ни лоше,
док плутам бескрајним плавим польем,
валима некуд ношен.

А чинило се вишньа сила
уз свест ме изузима,
да је мој живот вольа била -
ал то је илузија.

Она ми треба, јер не могу
без нье чак ни да плутам.
простором којим, да л видльив Богу,
веh вековима лутам.

Усамльен, ја сам у јатима
безбројног мноштва рода.
Куд нас је однела, ил вратила,
окружујуhа вода?

Хоhе ли род мој у ждрело кита
упловити, на тоне?
Ал за циль пута зар ко пита
плутајуhе планктоне.

Владимир Ягличич Немощь
(С сербского).

Нет дня, чтобы не умер кто-то,
а я при этом - как не зряч.
Вокруг и глянуть неохота.
Скорбят - а мне не слышен плач.

Жена согреет. Сплю укромно.
Разбудит детская возня
да дребезжанье телефона:
оно нервирует меня.

В итоге не дадут покоя.
Но аппетит во мне силён.
Меня не выгнать и клюкою
с любой пирушки под трезвон.

А как иначе ? Фактам верю:
по псам прирученным сужу. -
Бывали смирными в пещере.
Их не тянуло к мятежу.

К чему в нас тяга к возмущенью ?
Мы миром взяты на постой,
но в нём свои установленья
и не гостям менять в нём строй.

Ведь стоит миру искупаться
в кровавом омуте войны -
разрушится людское братство,
и гибнуть все обречены.

Возможно ль поступить иначе,
шагая строем на погост,
где непосильная задача
хотя бы счесть всех ставших в хвост.

Вся кровь бурлит. Напасть безбожна -
как тёрн, лишает нас дорог.
Мириться с нею невозможно.
Она нам ранит пальцы ног.

И всё-таки бреду на службу,
где как-никак дают оклад,
и жизнь пока влачу недужно
без веры в лучший результат.

Как нам нужна живая струнка !
Мы продолжаем нашу быль,
боясь, что вскрикнем, как у Мунка,
и зарыдаем, как Рахиль.

Владимир Ягличич Немошh

Сваки се дан у свету гине,
живим као да тога није,
уживам, ко да ме зло не брине
мнозином опште погибије.
 
Спавам сву ноh ко мало дете,
згреје ме жена, пробуде деца,
одговарам, кад ме се сете
телефоном (тај звук ме штреца
 
и изнервира - све у свему,
кад ме на миру не оставе).
Кад једем, не мрвим на мушему,
идем на свадбе, сахране, славе,
 
гледам да мрава не згазим, ни да
пригньечим муву, ил комарца...
Да будем среhан, не заридам
снемоhалошhу мудрог старца.
 
Шта може друго човек? Псина,
лако свикла на све солуције...
Јесу ли больи били пеhина,
ил крвав метеж револуције?
 
Чему бунтовна убедженост
свету у ком смо само гости,
када постоји уредженост
с крхким оквиром смирености...
 
Јер довольно је да се льушне
свагданьи свет у топлој крви,
да изгубим све црте мушке,
граджанској послуши да похрлим...
 
Умемо ли и друкчи бити,
сем једнолика гробна пратньа...
Јер не смемо ни замислити
колико лица има патньа.
 
А ипак нешто стално бурка
крв, и не да јој да се сложи
с неправдом која трн шипурка
ко да забада у прст ножни,
 
док на посао одлазим, редно,
да примим плату двонедельну,
да постојанье неугледно
стекне смисао и коб жельну...
 
Мраз или јара - ја се свикнем,
на леду - пазим да не склизнем...
На скверу мунковски да не крикнем,
у плач Рахилин бризнем.


Владимир Ягличич Наследие
(С сербского).

Явились тучи с дождём,
вдруг застучали градом:
как заявили: "Льём - не льём,
мы вечно с вами рядом".

И солнце вспыхнуло потом.
Живит всю землю взглядом.
Деревья - сразу, всем гуртом,
смотрелись свежим садом.

В красе необычайной
весь мир стал полон тайной:
прекрасный и цветной.

Но кто б сказал, какой ценой
был оплачен этот рай земной ?
Всё было создано не мной.

Вариант (шесть последних строк).

В красе необычайной
весь мир стал полон тайной.
Всё стало ярким и цветным.

Но кто б сказал, какой ценой
оплачен этот рай земной ?
Увы ! Всё было не моим.

Владимир Ягличич

Течевина

Поче, издалье, пльусак,
зазвони улицама:
то неко каже „ту сам
и кад нисам медж вама“

Избистри сунце, потом,
под стрехом поточиhе,
ненадном се лепотом
сва стабла подбочише.

Да, свет још може бити
кутак лепоте скрити,
уз све те топле боје...

Ко би, напокон, рекао
колико тог сам стекао
а ништа није моје.

Владимир Ягличич Понимание и признание
(С сербского).

Незнаменитый - вот мой итог.
Талант у меня обычен.
Людям потребен поэт-пророк,
а голос мой тих - не зычен.

Утром встречаю рассвет.
Гляну - и сердце радо.
Трудных и скорбных вопросов нет:
быть ли мне, или не надо ?

Делал лишь то, что мог,
честно и не лениво.
Значит, не бросят упрёк.
Отзыв дадут справедливо.

Если ж сквозь зубы похвалит сноб
и охладит все грёзы,
так и прохватит меня озноб,
будто от злой угрозы.

Но для чего мне в горнюю высь
вдруг возносить заслуги,
если певцы и получше нашлись
тут же - в нашей округе ?

Мне не впервой из задних рядов
глядеть на венки и трофеи,
если отмечена ценность трудов
и гордо стоят корифеи.

Владимир Ягличич Увид

Ништавност - све куд допрех,
мој таленат је - осредньи.
Свет - величанствен, ко пре,
а ја у ньему - последньи.

Будним ме затекну свитаньа,
с увидом да је - о среhе! -
битнији свет од питаньа
биhе ме, или неhе.

Јер, равнодушно биванье
и синова и оцева,
није занемариванье,
него праведна оцена.

Тек каткад глас промакне
повладживаньа сновитог...
Из које снаге, одакле?
Још веhе пропасти, очито.

Но, зар је важно толико
име сопствено промаhи?
Веh сам одавно навико
друга имена пронаhи

у ловорима, трофејима -
како их ките венци...
Достојан корифејима
да останем у сенци.

Примечание.
Стихотворение Вдадимира Ягличича "Увид" во многом явно перекликается с известным русским стихотворением Евгения Абрамовича Боратынского:
Мой дар убог и голос мой не громок,
Но я живу, и на земли моё
Кому-нибудь любезно бытиё:
Его найдёт далёкий мой потомок
В моих стихах: как знать? душа моя
Окажется с душой его в сношеньи,
И как нашёл я друга в поколеньи,
Читателя найду в потомстве я.



Владимир Михайлович, хорошо. Единственное: пройтись по Москве.
С уважением
А.В.

Флоре
Александр Владимирович ! Спасибо за то, что прочли, и за отзыв. Внёс поправку.
ВК

ЛАЙК!!!
Спасибо, Владимир Михайлович, что не забываете своего сербского тёзку!
Прекрасные стихи, хоть и о грустном.
С наступающим Вас Новым-2019!- Годом!!!
Здоровья и вдохновения Вам на фоне благополучия!
С уважением,
Вячеслав Егиазаров.

Вячеславу Егиазарову

Спасибо за поздравление с приближающимся новым годом.

Рад возможности взаимно поздравить и Вас. Всю Рождественскую неделю провёл

в городе Саванна, в штате Джорджия. Попал из зимы в лето

и был очарован этим цветущим

южным городом, который напомнил мне Одессу, Крым и Кавказ.

ВК


Здорово!!!
Аж позавидовал слегка!
А у нас весь декабрь шли и идут дожди! Как никогда раньше!-:(((  Скорей бы лето, чтобы почувствовать себя в Джорджии!-?)))
Ещё раз , Владимир, поздравляю Вас с Новым - 2019- годом и с наступающим Годом Жёлтой Земляной Свиньи. Свинья не выдаст - чёрт не съест!!!
Здоровья Вам, долгой жизни и Вдохновения!!!
Ваш
В.Е.

P.S.
Передавайте Владимиру Ягличичу мои поздравления!!!-:)))

И поэт прекрасный,  и переводы хороши!

Александру Закуренко
Большое спасибо за отзыв. Для меня Ваша оценка особенно дорога и значительна.
С уважением
 ВК