Яо Юньвэнь На мелодию «Красного кизила легкий аромат»

Дата: 14-10-2018 | 00:50:19

Стихотворение написано в то время, когда Китай был только завоеван внуком Чингисхана, - Хубилаем (1279 г), и на сто лет попал под власть монголов. Династию Южная Сун сменила новая - династия Юань. Монголы невысоко ценили китайскую образованность, ученые люди были поставлены ими на одну из низших ступеней общественной иерархии, - рядом с актерами и музыкантами. Хотя Великий хан и благоволил китайским чиновникам («черным шапкам»), им доверяли лишь невысокие должности в провинциях, высшие должности занимали монголы. Стихотворение наполнено скрытой скорбью о павшем государстве, о прежних благополучных временах. 

Праздник Чунъян («Двойной Девятки»), описываемый в стихах, - отмечался в девятый день девятого месяца по лунному календарю — время поздней осени, когда повсюду расцветают хризантемы. Следуя древнему обычаю, люди отправлялись в горы, чтобы наслаждаться хризантемами, пить вино с лепестками этих цветов (в этом году отмечается 17 октября).

 

В преддверье "Девятки Двойной" не стихали косые дожди да ветра,

И как же приятно, что тихо и солнечно нынче с утра.

Спрошу: - Хризантем ароматных раскрылись цветы?

С гостями мы выйдем бродить – в предместье на западе до темноты.

Боюсь только, будет взволновано сердце скитальца опять,

Когда мы поднимемся снова на холм Хуантай,

                              я чувства свои не смогу обуздать.

И вспомню за чашей, как здесь – вино молодое мы пили с друзьями,

                                           цветы были в шапках у них…

Да только теперь уже нет – со мной, как бывало, друзей боевых…

 

И горестны чувства… Немного вина, и воспряну слегка,

Но даже стихи не помогут, - никак не проходит тоска.

Припомню: под сенью катальпы мы мчались верхом,

В лист ивы стреляли из луков резных.…

                          Но не с кем теперь толковать о былом…

Того, кто на празднике жаловал прежде пурпурный кизил,

Теперь в усыпальнице Ханьской - хоть кто-нибудь разве почтил?

А черные шапки идут, - лишь только туда, куда ветер подует,

                                          но ведома ль Небу такая стезя?…

Моя голова серебристой покрыта уже сединой…

                                          Кончается песня, и льется слеза...

 


姚云文  《紫萸香慢》 ~ 1280

 

近重阳、偏多风雨,绝怜此日暄明。

问秋香浓未,待携客、出西城。

正自羁怀多感,怕荒台高处,更不胜情。

向尊前、又忆洒酒插花人。只座上、已无老兵。

 

凄情。浅醉还醒。愁不肯、与诗平。

记长楸走马,雕弓笮柳,前事休评。

紫萸一枝传赐,梦谁到、汉家陵。

尽乌纱、便随风去,要天知道,华发如此星星。歌罢涕零。

Алёна,

Ваши переводы всегда погружают в другую реальность – и временную и пространственную, непривычную, но интересную, чувствуется разница культур. Очень сдержанное проявление эмоций через описание вечной природы, на фоне которой происходит смена событий в жизни людей.

Стихи написаны много веков назад, неужели китайские иероглифы не менялись с тех пор, и современному переводчику не составляет труда их понять? Буду благодарна, если Вы просветите меня. И ещё интересно, как создаются новые знаки для обозначения новых явлений.

Спасибо!

Нина, спасибо за интерес и чуткое восприятие.
Вэньянь (буквально: литературная речь, язык письмен), на котором написана практически вся литература, включая исторические, научные и философские трактаты, - был отменен в 1919 году. когда официальным письменным языком был признан байхуа - язык более близкий к разговорной норме.
на вэньяне не говорили, на нем писали, что не мешало, конечно, исполнять под музыку или декламировать стихи, цитировать их в речи. как такое возможно? в силу особенностей этого языка, таких, как лаконичность (слово обозначается, как правило, одним иероглифом, тогда как в современном языке - двумя, иногда и тремя), в речи часто опускаются местоимения или вовсе подлежащее, если смысл понятен из контекста, свою роль играет многозначность иероглифов, - один иероглиф может быть существительным, прилагательным и глаголом.
т.о. предложение на вэньяне - вдвое короче записанного на байхуа. 
после отмены вэньяня и классического образования, новое поколение уже с трудом понимает тексты на вэньяне, китайцы переводят их на современный язык, несмотря на то, что часть иероглифов совпадает, кроме того, иероглифы вэньяня используются для записи новых слов и понятий (с помощью сочетания двух или трех иероглифов или добавления аффиксов, самый простой пример: к иероглифу "я" добавляется иероглиф обозначающий суффикс мн. числа, образуется местоимение "мы"). я думаю, таким образом, потому что новые слова, как собственно знак, новый иероглиф создавать, когда их и так уже зафиксировано около 70 тысяч...
а в принципе, да, каждый иероглиф (кроме ключей, их всего 214) состоит из нескольких, как минимум двух частей, - ключа и фонетика, более простых знаков, подсказывающих соответственно смысловое направление (например ключ "вода" включается во все слова, связанные с водой, от осадков до жидкостей и соответствующих глаголов: лить, плавать , стирать, кипеть и проч.) и звучание (более простой иероглиф известного звучания). 
так что, я современный язык не изучала, специализируюсь, можно сказать, по вэньяню.
спасибо еще раз, Нина.
:)

Алёна, спасибо за исчерпывающий ответ!

если смысл понятен из контекста, свою роль играет многозначность иероглифов, - один иероглиф может быть существительным, прилагательным и глаголом.

Никуда не уйти от переводческой интуиции и в переводах с китайского тоже, так я и думала ;)

все верно, Нина.
более того. говорят о принципиальной многозначности и открытости для толкований китайского стихотворения. другое дело, что переводчик вроде меня может и нафантазировать, все же другая культура, другие времена. поэтому приходится доверяться китайским комментариям (которые, пусть и незначительно, бывает, сами расходятся в понимании каких-то моментов (например, от чьего лица написано стихотворения, ж или м :)))