Эдна Миллей. Эпитафия человечеству Сонет X

Дата: 21-07-2018 | 05:06:01

              Сонет Х


Прорвав плотину, дамбу снёс поток:
Потоплен скот, с полей смыт чернозём,
Дома без крыш, бескрайний бурелом,
Земная твердь уходит из-под ног.
Упал ли Человек и тем обрёк
Себя на смерть, - не сломленный трудом,
Он бремени, сковавшего ярмом
Весомей плоти, вынести не смог?
Не тут-то было, лишь угас закат,
Он со своим единственным веслом
Был там, где над водой виднелся сад …,
Торчала крыша, зыбился бурьян ….
Он выплыл, с перекошенным лицом
И с полными карманами семян.
             
                           X
 
The broken dike, the levee washed away,
The good fields flooded and the cattle drowned,
Estranged and treacherous all the faithful ground,
And nothing left but floating disarray
Of tree and home uprooted, — was this the day
Man dropped upon his shadow without a sound
And died, having laboured well and having found
His burden heavier than a quilt of clay?
No, no. I saw him when the sun had set
In water, leaning on his single oar
Above his garden faintly glimmering yet . . .
There bulked the plough, here washed the updrifted weeds . . . .
And scull across his roof and make for shore,
With twisted face and pocket full of seeds.

Как всегда отлично. Чем-то Эдна С.-Миллей напоминает Кристину Россетти. Может, восприятием жизни.

Александр Викторович,

конечно, сходство между этими двумя большими поэтессами, возможно. Всё-таки женская эмоциональность присуща обеим. Но мне кажется, поэзия Э.М. настолько индивидуальна, что её не спутаешь ни с чьей другой. У неё и тематика шире, и приёмы разнообразнее. По моим ощущениям её сонеты похожи на серпантин. Всё проговаривается на одном дыхании, но, несмотря на такую сложную цепочку эмоциональных всплесков, логика у неё всегда безупречная. Стоит переводчику что-то понять неправильно, все стыки и узелки становятся видны, серпантин рвётся. Поэтому её стихи и трудны для перевода, и привлекательны. Спасибо Вам за оценку!

С уважением,

Н.П.

Конечно, все поэты индивидуальны. И разница есть. Если Кристина - это викторианство 19 века, взгляд и восприятие мира проходит через призму нарождающегося феминизма, то Миллей - это уже другое время, время феминизма расцветающего. У Эдны более мужественная поэзия, более широкая по охвату мира, интеллектуальных проблем. Кристина уходила больше в миф, чувства, фантазии. Но что-то общее ощущается.

Согласна с Вами абсолютно, хорошо, что Э.М. вышла за рамки только любовной тематики, хотя и в тех сонетах чувствуется бунтарский дух. Эпитафия обогатила её творчество; возможно, по прошествии времени что-то кажется наивным, но мастерство исполнения впечатляет. 

Diluvium

Вода сошла на ниве новых сцен:
Дома без крыш, завалы и сквозняк,
Обвал на рынке и закон размяк,
На чернозём вновь повышенье цен.
Размыты сметы, словно в миоцен,
За снос, поток налогов не иссяк,
На всем - проценты, тина, известняк,
Все изменилось, даже нет измен.
А наш герой, пред этим, на обед
Ушел, с потопом не прочтя прогноз,
Забыв у секретарши партбилет…
Ну да, он выплыл, где ж его вина?
Карман семян и лика перекос,
С одной лишь мыслью: Выплыла ль она?

Валерий, классно!

Спасибо за такой шикарный отклик в свете современности!

Классика вечна, какие бы катаклизмы ни происходили, Ваш сонет – самостоятельное высокохудожественное произведение, почему бы не разместить его на авторской странице.

Финальный вопрос – Выплыла ль она? перекликается с вопросом Э. Миллей  

Он бремени, сковавшего ярмом
Весомей плоти, вынести не смог?

 Конечно, выплыла, ведь только двоим по плечу миссия сохранения такого биологического вида как homo bureaucrat ;)

Спасибо, Нина, за тепло и доброту в Ваших словах. Первая мысль у меня была поставить сонет в Пробирную палатку, но ссылку давать не хотелось, а без Вашего перевода его текст не понятен. Идея сопоставить ту и эту катастрофы напрашивается сама по себе: чем же дилетантство чиновников лучше стихийного бедствия? Да лишь тем, что их пагубное воздействие на души людей как бы не заметно. А в отношении сонета, у меня такое чувство, что способ его изложения – ирония, но чтобы в этом убедиться, придется его перевести да почитать, что о нем пишут. На философский уровень он не похож, если после «the cattle drowned», идет: Estranged and treacherous all the faithful ground. Однако перевод этой строки в качестве «Земная твердь уходит из-под ног» упускает из вида определение «faithful», за счет которого и можно предположить наличие иронии. А в целом, лексический состав английского текста более возвышенный, что только усиливает иронию, там нет таких слов, как «ног», «шок», «Торчала крыша», к тому же «крыша» вроде бы упоминается лишь в самом конце, ну и тд; поэтому в переводе хотелось бы увидеть эту сторону оригинала в большей степени. С другой стороны, мои придирки связаны с тем, что мой подход к переводу отличается от Вашего, если иметь ввиду один этот перевод. Мне кажется, что в передаче отдельных моментов текста можно было быть ближе к оригиналу, по крайней мере, люфт в этом смысле остается. Например, смысл вопроса:

Упал ли Человек и изнемог
До смерти, - вечно занятой трудом,

Он бремени, сковавшего ярмом,
Весомей плоти, вынести не смог? – довольно сильно размыт, а хотелось бы, чтобы он был понятен без сносок или дополнительных толкований. То есть, «в тот день человек упал и умер, изнурив себя непосильным трудом и осознав, что его ноша тяжелее, чем смесь из глины».

В целом, в качестве идеи сонета, можно, как мне кажется, сделать вывод о том, что за умением приспособиться к трудностям, следует мысль о неисправимости низменной природы человека, так как о его духовности речи не идет, поскольку понятие «зерно» в карманах, усиленное уточнением: «With twisted face», как бы, «с потерянным лицом», – выглядит довольно комично: вроде бы это «зерно мудрости», но… в кармане! Конечно, все изложенное – это мое поверхностное мнение, так как я еще не проникся содержанием всего цикла в целом.

Валерий,

спасибо за такой интересный и глубокий, не побоюсь этого слова, анализ стишка, иногда автору перевода полезно вернуться и вместе с читателем ещё раз задуматься над тем, что же получилось в итоге. Постараюсь отвечать в той последовательности, которая задана Вашим размышлением. Этот сонет, как и весь цикл, наполнен иронией, которая неотделима от творчества Э. Миллей. Для неё в «Эпитафии» Человек (хоть она и пишет слово с большой буквы) - всего лишь один из биологических видов, населяющих Землю. Инстинкт выживания движет им в той же мере, что и любым другим животным, с единственной разницей: он, наделён высокоразвитым интеллектом; но и человеческие пороки, скорее всего, являются побочным продуктом этого же разума (зависть, алчность и т.д.). Они подталкивают его к пропасти. И он не просто исчезнет в процессе эволюции, как другие виды, он сам ускорит самоуничтожение. Вот и весь немудрёный смысл цикла. Сказать, что это ирония в чистом виде, наверно, не совсем точно, как, впрочем, и философией назвать нельзя. Учитывая то, что он был написан около 80 лет назад, когда речь об освоении космоса человеком ещё не шла, надо отдать должное предвидению Эдны, в некоторых сонетах цикла она призывает не бояться мало изученной в то время на практике «Пустоты».Мне кажется, здесь есть сплав иронии, философии и поэтической впечатлительности Э.М., как часто бывает у больших поэтов.

 

Если говорить о возвышенной лексике оригинала, с Вашим мнением согласна, но часто что-то неизбежно теряется при переводе. Единственное, с чем могу поспорить, это слово «ног», потому что его нельзя рассматривать само по себе, у него «ноги растут» из идиомы – земля уходит из под ног, т.е. положение становится ненадёжным, часто подразумевается безысходность  существующего положения дел.

 

Если говорить о слове «крыша», конечно, картинка бы получилась колоритной, но это опять же издержки перевода, поскольку в стишке верхушки деревьев сада, крыша – символы обжитого пространства, которое до потопа представлялось незыблемым и надёжным, оставила этот штрих, как часть фона. Вначале у меня был нейтральный вариант: виднелась крыша, слово торчала появилось, наверное, как дань всё той же иронии.

 

Здесь вы почувствовали самое шаткое место перевода

 

Упал ли Человек и изнемог
До смерти, - вечно занятой трудом,

Он бремени, сковавшего ярмом,
Весомей плоти, вынести не смог?

 

Подумаю ещё, как сделать менее двусмысленным  эту часть.

Спасибо, что не прошли мимо, значит, Эпитафия Эдны Миллей заставляет задуматься.

Спасибо, Нина, за Ваш подробный ответ, слова разные, но тема разговора близка и понятна. Оттого, вероятно, и идет увлечение переводом, как искусством живого слова.  

P.S.

Валерий, пропустила эту ремарку - «в тот день человек упал и умер, изнурив себя непосильным трудом и осознав, что его ноша тяжелее, чем смесь из глины». (с). Здесь слово clay переведено дословно – плоть, потому что Clay - человеческое тело, плоть (поэтич.)Английский язык хорошо передаёт библейскую аллегорию: глина = плоть, но передать это по-русски вряд ли возможно. А бремя, весомей плоти, и есть сверхзадача самосохранения (по версии Э.М.)

Это дело переводчика как перевести, я же дал подстрочник, а не перевод, тем более, что там не просто "clay", а "a quilt of clay", но это не суть важно.

Валерий,
здесь я с Вами, пожалуй, не соглашусь, это не дело переводчика, или я неправильный переводчик. Для меня всегда важнее точность передачи авторского замысла, а не собственные амбиции; и Вы меня убедили, я действительно перемудрила, решив, что "a quilt of clay" - оболочка из плоти. Переделала с учётом Вашей подсказки. спасибо!

Я имел ввиду, что переводчик - автор своей версии перевода, и, как он переведет, так и будет. Здесь слово "глина" это подстрочник. Вы правы, что переводите словом "плоть", просто контекст следует изменить так, чтобы содержание было понятно. Да, обсуждение - трудная вещь - автор уверен в своем переводе, а его вдруг переубеждают, появляются сомнения. Иногда, лучше похвалить, либо не исправлять до тех пор, пока не появится ясность и уверенность. К тому же, вникнув в текст, я убедился, что строка "Земная твердь уходит из-под ног" подходит идеально!  

изменить контекст невозможно, потому что у автора это место тоже самое размытое в смысловом плане, потопом наверное ;), и даже дословный перевод мало приближает к точному пониманию. Только интуитивно, читая между строк, в контексте всего цикла можно понять. Так бывает в стихах, не всегда и не всё надо объяснять. Но обсуждение не мешает, благодаря ему ушло чужеродное слово "шок". 

Спасибо, постараюсь обдумать сказанное Вами, а также, приятно и полезно было побеседовать на тему поэзии и перевода.

P.S.
Имелось ввиду изменить контекст одной фразы.
14:39
Прошу прощенья за очередное беспокойство. Благодаря Вам, я начинаю знакомиться с творчеством Эдны Сент-Винсент Миллей, и, хотя по первому впечатлению вывод делать рано, могу сказать, что на русском ее стихи не вдохновляют. Впечатление от английских стихов немного лучше, но они не в моем вкусе, возможно, я еще ими не проникся. Ради интереса, я сделал собственный перевод этого сонета. Если Вы не против, могу представить его на Вашей страничке. Если это неудобно, по понятным причинам, как-нибудь на днях, поставлю его в рубрике переводов. Только это не в качестве соревновательности, просто, смотря, кто как к этому относится. Тем более, что я придерживаюсь своей манеры перевода. Да и задачу перевести весь цикл я не ставлю, что делает перевод одного сонета малоценным.