Жоашен дю Белле (1522 – 1560). CL. Мой господин, нет сил без смеха много лет...

Дата: 31-03-2018 | 15:58:41

CL
Мой господин, нет сил без смеха много лет

Мне этих обезьян дворцовых видеть праздных,
Являющих в своих одеждах несуразных
Правителю во всём полнейший пиетет.
Они вранью его не возразят в ответ;
Монарший вздор найдёт средь них адептов страстных;
В угоду королю они без слов напрасных
Узрят в обед луну и в полночь - солнца свет.
Они в друзьях тому, кто королю по нраву,
И тотчас учинят над тем из них расправу,
Кто сделал ложный шаг и огорчил его.
Но более всего я раздражён картиной,
Когда, пред королём представ с притворной миной,
Хихикать все начнут, не зная отчего!

 

Перевёл с фр. яз. Вяч. Маринин


 

Joachim du Bellay (1522 – 1560)

CL. Seigneur, je ne saurais regarder d'un bon œil…

Seigneur, je ne saurais regarder d'un bon oeil
Ces vieux singes de cour, qui ne savent rien faire,
Sinon en leur marcher les princes contrefaire,
Et se vêtir, comme eux, d'un pompeux appareil.
Si leur maître se moque, ils feront le pareil,
S'il ment, ce ne sont eux qui diront du contraire,
Plutôt auront-ils vu, afin de lui complaire,
La lune en plein midi, à minuit le soleil.
Si quelqu'un devant eux reçoit un bon visage,
Es le vont caresser, bien qu'ils crèvent de rage
S'il le reçoit mauvais, ils le montrent au doigt.
Mais ce qui plus contre eux quelquefois me dépite,
C'est quand devant le roi, d'un visage hypocrite,
Ils se prennent à rire, et ne savent pourquoi.
1558

 

Вячеслав Григорьевич, Ваш перевод мне понравился в целом, но есть несколько шероховатостей.

Сначала самое неприятное: Вы, по-моему, неудачно выбрали рифму для строк 2,3, 6,7. Отсюда

а) легкий разнобой клаузул: аЗных — аСных (он несколько сглаживается тем, что попарно они совпадают, но Вы же понимаете, что только несколько сглаживается, а не компенсируется)

б) амфиболия

В помпезных дорогих одеждах несуразных,

Стремящихся явить монарху пиетет —

т. е. можно прочесть так, что монарху стремятся явить пиетет одежды, а не те, кто в них (при известной доле фантазии это можно принять за художественный прием — одежды заставляют людей угодничать, — но боюсь, что это не так)

А на слух, не видя запятой, можно воспринять еще и в том смысле, что дворцовые обезьяны являют пиетет посредством одежд, т. е. угождают королю тем, что они именно так (несуразно) одеты. Это тоже остроумно, только едва ли подразумевалось автором.

В общем, я бы эти строки переделал — прежде всего с другой рифмой. Кто-то хорошо сказал: «О рифма! Ты тиранка поэзии!». Он даже не представлял, до какой степени.

Во-вторых, словечко «заумь» звучит хорошо, но оно совсем из другой культурной сферы и имеет жесткую связь с русским футуризмом — А. Крученых и В. Хлебниковым.

В общем, такие у меня замечания.

С уважением

А.В.

Спасибо, Александр Владимирович. Думаю, что слова «заумный», «заумничать», «заумник», «заумь» появились в русском языке, всё-таки, задолго до работ начала XX века. И, наверное, A. Крученых с В. Хлебниковым не монополизировали слово «заумь» до такой степени, чтобы его нельзя было использовать в обычном смысле, без обязательной привязки к опытам русских футуристов. Впрочем, упрямствовать не буду. Можно заменить "заумь", скажем, на «чушь», «бред» или «вздор». Об амфиболии. «Одежды», скорее всего, никуда и ни к чему по части пиетета стремиться не могут. В этом упражняются, как правило, те, кто их носят. Поэтому явного двоечтения в первом предложении, на мой взгляд, не возникает. Тем не менее, согласен  с Вами, желательно даже формальную возможность двоечтения исключить.  По части «лёгкого разнобоя клаузул» - дело небыстрое. Будет что достойное, обязательно сделаю. Таким образом, первые шесть строчек можно представить так:

 

«Мой господин, нет сил без смеха много лет
Дворцовых обезьян мне этих видеть праздных,
Являющих в помпезных платьях несуразных
Правителю свой неизменный пиетет.
Они вранью его не возразят в ответ;
Монарший вздор отыщет в них адептов страстных...»

 

Ещё раз, спасибо Вам большое, Александр Владимирович, за ваши конструктивные замечания и пожелания.

Вячеслав Григорьевич, создатели слов, конечно, их не монополизируют. Напротив, новые слова создаются, чтобы их подхватывали и вводили в обиход. Обратное противоречит самой сути слова. И, конечно, слова "заумь", "заумный" живут своей жизнью и обрастают новыми смыслами. И все же они еще не настолько далеко отошли от того контекста, в котором появились, т.е. от футуризма XX в. Но ладно.

У меня к Вам теперь новое замечание. В прежнем варианте, по-моему, был только один ритмический сбор, т.е. несоблюдение цезуры, а теперь их стало гораздо больше. Я не фанатик соблюдения цезур, но в оригинале они выдерживаются строго.

Бесспорно, Александр Владимирович! Для этой формы четырнадцатистрочника и  для этого автора цезура в переводе - вне дискуссии. Рабочий вариант выше в моём ответе Вам не меняю, а в основном переводе - цезуру восстановил.