Эдна Сент-Винсент Миллей Сонет 34 и др. Цикл.

Дата: 19-08-2017 | 20:25:44

Эдна Сент-Винсент Миллей  Сонет 34
(С английского).


Скреби мне вздором сердце, если смел;
ищи, какая в нём цвела отрада.
Мой разум исповедался и цел,
а мысли зрелы, как плоды из сада.
(Вариант:
Тверди что хочешь. Грудь мою царапай.
Ищи там корни прошлогодних роз.
Что толку подъедать коварной сапой ?
Горжусь плодами всех любимых лоз).
Глумись над не опавшею листвой.
Напоминай, какой была доселе -
колеблемой, как флюгер ветровой. -
Я - прежняя, и даже в лучшем теле.
Пусть нежит ветви чистый холодок.
На чёрном небе к югу мчатся птицы.
Конфузь меня чем хочется и впрок, -
могу апрельской правдой поделиться:
хоть осень, розы всё ещё цветут
и всех манят; и всё чего-то ждут.

Edna St.Vincent Millay Sonnet 34

Say what you will, and scratch my heart to find
The roots of last year’s roses in my breast;
I am as surely riper in my mind
As if the fruit stood in the stalls confessed.
Laugh at the unshed leaf, say what you will,
Call me in all things what I was before,
A flutterer in the wind, a woman still;
I tell you I am what I was and more.
My branches weigh me down, frost cleans the air,
My sky is black with small birds bearing south;
Say what you will, confuse me with fine care,
Put by my word as but an April truth,—
Autumn is no less on me that a rose
Hugs the brown bough and sighs before it goes
"The Harp-Weaver", 1922.


Эдна Сент-Винсент Миллей Сонет 35
(С английского).

Какая смерть ? - Сегодня нет причины.
Творец, что вылепил тебя из глины,
создал гортань, глаза, прямую спину,
придал тебе пристойную личину,
запомнил дату своего почина
и полюбил тебя почти как сына.
Какая будет славная картина,
когда сама собой придёт кончина.

Я так тебе скажу: из праха - прах.
Что погребли, вернётся вспять бравурно.
Тебя по смерти ждёт преображенье,
и ты не затеряешься в веках.
Всё то, что прячет бронзовая урна,
по воле Господа придёт в движенье.


Edna St.Vincent Millay    Sonnet 35

What's this of death, from you who never will die?
Think you the wrist that fashioned you in clay,
The thumb that set the hollow just that way
In your full throat and lidded the long eye
So roundly from the forehead, will let lie
Broken, forgotten, under foot some day
Your unimpeachable body, and so slay
The work he most had been remembered by?

I tell you this: whatever of dust to dust
Goes down, whatever of ashes may return
To its essential self in its own season,
Loveliness such as yours will not be lost,
But, cast in bronze upon his very urn,
Make known him Master, and for what good reason.
"The Yarp-Weaver", 1922.


Эдна Сент-Винсент Миллей   Сонет 36
(С английского).

Бегут, как нескончаемый обоз,
года по той же езженой дороге,
все друг за другом, будто это дроги,
везущие покойников - без слёз.
За каждым катафалком - острый нос:
бегут мальчишки, будто по тревоге.
Все нюхают гробы, сбивая ноги, -
и то не диво: чуть не каждый бос.
Мне кажется, что это я там мчу.
И годы мчатся в той же кутерьме.
Бегу и в небо косточки мечу.
Бегу, и всё мешается в уме;
и добежать до кладбища хочу
и там уснуть навеки на холме.

Edna St. Vincent Millay Sonnet 36

I see so clearly now my similar years
Repeat each other, shod in rusty black,
Like one hack following another hack
In meaningless procession, dry of tears,
Driven empty, lest the noses sharp as shears
Of gutter-urchins at a hearse's back
Should sniff a man died friendless, and attack
With silly scorn his deaf triumphant ears;
I see so clearly how my life must run
One year behind another year until
At length these bones that leap into the sun
Are lowered into the gravel, and lie still,
I would at times the funeral were done
And I abandoned on the ultimate hill.
"The Harp-Weaver", 1922.


Эдна Сент-Винсент Миллей Сонет 37
(С английского).

Твой лик - покой, где должен умереть
от ран король. Увы ! не в зале тронном.
Он руку приподнял с тяжёлым стоном.
А смерть близка. Он может не успеть.
На локоть опершись, он хочет петь.
Не моден текст, но кажется знакомым -
из дней, когда звучал победным громом
и стяги начинали ярко рдеть.
Твои глаза смотрели на меня,
а я стояла, затаив дыханье.
Ты промолчал, но видел в свете дня
и небеса, и птичье трепыханье,
а после, с безнадёжностью стеня,
и наш погост в недальнем расстоянье.

Edna St.Vincent Millay  Sonnet 37

Your face like a chamber where a king
Dies of his wounds, untended and alone,
Stifling with courteous gesture the crude moan
That speaks too loud of mortal perishing,
Rising on elbow in the dark to sing
Some rhyme now out of season but well known
In days when banners in his face were blown
And every woman had a rose to fling.
I know that through your eyes which look on me
Who stand regarding you with pitiful breath,
You see beyond the moment's pause, you see
The sunny sky, the skimming bird beneath,
And, fronting on your windows hopelessly,
Black in the noon, the broad estates of Death.
"The Harp-Weaver", 1922.


Эдна Сент-Винсент Миллей Сонет 38
(С английского).

Пришла и сразу бросилась к розетке.
Коснулась всех вещей, что на пути.
У Коломбины шляпка, конфетти,
пуховка, пудра и марионетки.
Включаются различные подсветки.
Поцеловав, погладив: "Не грусти !" -
даёт болящей что ни захоти.
Кладёт перед подушкою газетки.
Ушла, и свет погас. Представьте: жаль !
Остался аромат: повис, как шаль.
Лежу и потянула покрывало.
Накрылась, а на лестнице темно.
Упругий шаг стучит, как домино.
И простенький смешок я услыхала.

Edna St.Vincent Millay Sonnet 38

The light comes back with Columbine; she brings
A touch of this, a little touch of that,
Coloured confetti, and a favour hat,
Patches, and powder, dolls that work by strings
And moons that work by switches, all the things
That please a sick man's fancy, and a flat
Spry convalescent kiss, and a small pat
Upon the pillow,—paper offerings.
The light goes out with her; the shadows sprawl.
Where she has left her fragrance like a shawl
I lie alone and pluck the counterpane,
Or on a dizzy elbow rise and hark—
And down like dominoes along the dark
Her little silly laughter spills again!
"The Harp-Weaver", 1922.


Эдна Сент-Винсент Миллей Сонет 39
(С английского).

Стрелок, что был у Смерти на подмене -
как подмастерье - вдруг явился вновь.
Он метил в обескровленные тени,
не в те, где течь должна живая кровь.
Должно быть, искалеченное время
ошиблось, выбрав скромного стрелка,
и эти тени лишь мутили темя,
и он решился вспять погнать века.
Так не простым у нас был час свиданья,
когда его объял любовный хмель.
Он в шутку взял земное одеянье,
а мне принёс перо и асфодель.
И я не зря всё жду небесной вести.
Когда вернётся, возликуем вместе.
 
Edna St.Vincent Millay Sonnet 39

Lord Archer, Death, whom sent you in your stead?
What faltering prentice fumbled at your bow,
That now should wander with the insanguine dead
In whom forever the bright blood must flow?
Or is it rather that impairing Time
Renders yourself so random, or so dim?
Or are you sick of shadows and would climb
A while to light, a while detaining him?
For know, this was no mortal youth, to be
Of you confounded, but a heavenly guest,
Assuming earthly garb for love of me,
And hell's demure attire for love of jest:
Bringing me asphodel and a dark feather,
He will return, and we shall laugh together!
"The Harp-Weaver", 1922.


Эдна Сент-Винсент Миллей Сонет 40
(С английского).

Ты дорог мне, но ты ведь не вьюнок,
вцепившийся в разрушенную стену,
и не зардевший осенью лесок.
Ты дорог мне. Тебе я знаю цену.
Я разбираюсь в том, где свет, где смог.
Упрямо помню, хоть какую сцену.
Гляжу сквозь тьму, сквозь ливневый поток.
Сниму очки и вновь очки надену.
Я помню всё по множеству недель.
Смотрю, как облегает лоб и щёки
твоя густая тёмная кудель.
Меня смешат нелепые намёки.
Как я тебя люблю, узнал весь свет.
Да, я тебя люблю; возможно - нет.

Edna St.Vincent Millay Sonnet 40

Loving you less than life, a little less
Than bitter-sweet upon a broken wall
Or bush-wood smoke in autumn, I confess
I cannot swear I love you not at all.
For there is that about you in this light—
A yellow darkness, sinister of rain—
Which sturdily recalls my stubborn sight
To dwell on you, and dwell on you again.
And I am made aware of many a week
I shall consume, remembering in what way
Your brown hair grows about your brow and cheek,
And what divine absurdities you say:
Till all the world, and I, and surely you,
Will know I love you, whether or not I do.
"The Harp-Weaver", 1922.

Примечание.
В книге Марии Редькиной "Любовный хлеб" перевод этого сонета начинается строкой
"Признаться, я люблю тебя не так..."

Эдна Сент-Винсент Миллей Сонет 41
(С английского).

Я - женщина, ругайся и суди,
но я должна , как требует природа,
признать ту грань, где кончится свобода;
та грань и есть, и будет впереди.
Незыблемый закон - попробуй обойди !
То не каприз, не прихоть и не мода:
как женщине мне часто слаще мёда,
когда твой вес лелею на груди.
Вся наша кровь вскипает, как лавина,
и разум должен сдаться и залечь.
Любовь - источник счастья и кручины,
но глупость, что она не стоит свеч.
Любовь - безумие, но не причина,
чтоб отказаться от грядущих встреч.

Edna St.Vincent Millay Sonnet 41


I, being born a woman and distressed
By all the needs and notions of my kind,

Am urged by your propinquity to find
Your person fair, and feel a certain zest
To bear your body’s weight upon my breast:
So subtly is the fume of life designed,
To clarify the pulse and cloud the mind,
And leave me once again undone, possessed.
Think not for this, however, the poor treason
Of my stout blood against my staggering brain,
I shall remember you with love, or season
My scorn with pity, —let me make it plain:
I find this frenzy insufficient reason
For conversation when we meet again.
"The Buck in the Snow", 1922.

Примечание.
В интернете можно найти переводы сонета 41, сделанные Марией Редькиной ("Я женщиною рлждна, и мне...".)  и Лилией Мальцевой.


Эдна Сент-Винсент Миллей Сонет 42
(С английского).

Не помню:  уст, впивавшихся со страстью
в мои уста: когда да почему ? -
и голову я на руки кому
клала ? - чтоб берегли в часы ненастья,
от струй дождя и мрачных духов застя,
стучавших в стёкла в замкнутом дому.
Но скорбь в душе - причины не пойму -
по тем парням, забытым мной к несчастью.
Зимой, сама с собой наедине,
не помнит груша каждого дрозда,
но сад без птиц - и грустен ей и пресен.
Любить я зареклась не навсегда,
так прежде лето пело и во мне,
но отчего-то нет уж больше песен.

Edna St.Vincent Millay Sonnet 42

What lips my lips have kissed, and where, and why,
I have forgotten, and what arms have lain
Under my head till morning; but the rain
Is full of ghosts tonight, that tap and sigh
Upon the glass and listen for reply,
And in my heart there stirs a quiet pain
For unremembered lads that not again
Will turn to me at midnight with a cry.
Thus in winter stands the lonely tree,
Nor knows what birds have vanished one by one,
Yet knows its boughs more silent than before:
I cannot say what loves have come and gone,
I only know that summer sang in me
A little while, that in me sings no more.
"The Harp-Weaver", 1922.

Примечание.
В Интернете можно найти переводы сонета 42, сделанные Галиной Ицкович и Александром Рюссом.


Эдна Сент-Винсент Миллей Сонет 43
(С английского).

Любуюсь красотой, где ни найду,
иной раз даже там, где беспорядок.
В любой канаве отраженье радуг,
а то лягушки прыгают в пруду.
Скачки рисковы - будто на беду:
как изумруды в илистый осадок.
Там нефть и масло. Общий фон не гладок,
но блески бриллиантов на виду,
в жемчужных переливах водосток...
Толкаюсь в двери, если те красивы, -
и петли заскрипят, сводя с ума.
Ты б, верно, сразу убежал трусливо,
но красота - везде, как бахрома.
На всём тончайший газовый платок.

Edna St.Vincent Millay Sonnet 43

Still will I harvest beauty where it grows:
In colored fungus and the spotted fog
Surprised on foods forgotten; in ditch and bog
Filmed brilliant with irregular rainbows
Of rust and oil, where half a city throws
Its empty tins; and in some spongy log
Whence headlong leaps the oozy emerald frog.
And a black pupil in the green scum shows.
Her the inhabiter of divers places
Surmising at all doors, I push them all.
Oh, you that fearful of a creaking hinge
Turn back forevermore with craven faces,
I tell you Beauty bears an ultrafringe
Unguessed of you upon her gossamer shawl!
"The Harp-Weaver", 1922.



Не моден текст, но кажется знакомым...

Всё знакомо, Владимир Михайлович. Вчера я писал - погост, сегодня - холм...

Бегу и в небо косточки мечу.
Бегу, и всё мешается в уме...

Потрясающе. 

35-й, наверное, в процессе совмещения.

...апрельской правдой поделиться - 

белой завистью. Спасибо.

Владиславу Кузнецову

Владислав !  Спасибо за одобрение. Прочая патриотическая публика насторожена. Швеция с Германией подали в Гаагский суд иск в ответ на "владимирскую" агрессию. У меня обнаружен какой-то "антипоклоннический"  (?) подвох.  Читатели сюда больше не спешат. Обнаруживается солидарная любовь к великошумным поклёпам. Всё - как в лучших домах.

ВК

Не пойму, Владимир, Вы знаете английский хорошо, но переводите иногда не очень точно.


Что толку подъедать коварной сапой ?


У С-М этого нет вообще. Сапа - это окоп, траншея. Коварной сапы не бывает, есть идиома - тихой сапой. То есть коварно. Но С-М о другом говорит


I am as surely riper in my mind
As if the fruit stood in the stalls confessed.


Я , несомненно, созрела умом,

Как если бы плоды в ларьке исповедовались.


кроме того


Пусть ветви гнутся, освежает холодок.


здесь 6-стопный ямб. Исправить.


дальше тоже есть 6 стопные строки. Вы совсем не проверяете свои новые переводы. Текст не смотрел. 

Как-то мне Ваша Сент- Миллей не так милей, как Ваши французские переводы :)

Александру Лукьянову

Александр !  Извините, отвечаю Вам только спустя полторы недели. Был с семьёй на курортном пляже Myrtle Beach в Южной Каролине. От стихов на эти дни отрешился. Перед поездкой спешил и наделал ошибок больше, чем всегда. Ваша критика конкретная, полезная, сразу подсказывает, на что нужно обратить внимание и как улучшить сделанное.  Это не высокомерная уничижительная брань. Вообще, если в английских переводах у

меня есть хоть какие-нибудь успехи, то это благодаря Вам.

Поставил перед собой цель перевести все (какие успею) сонеты

Эдны Сент-Винсент Миллей.  Другими переведена пока не более,

чем их третья часть. Теперь наметилось некоторое оживление.

На её стихи стали обращать внимание всё новые переводчики.

Можно впрямь сказать, что празднуются дни Эдны Миллей в русском Интернете. Только не нужно безосновательно приплетать к этому делу ни в чём не повинный город Владимир.

С благодарностью

ВК

Владимир,


хорошо, что Вы отдыхаете. Я вот в отпуске, но совсем нет отдыха. Дочка не очень справляется с внуками, приходится постоянно помогать. Закончил ещё одну книгу. Надо отдыхать, конечно. Буду следовать Вашему примеру:))


Работайте в удовольствие. Все эти критические замечания - просто беседа. В нашем возрасте - способ общения. :)


Всех благ,

Александру Лукьянову

Большое спасибо за Вашу неоценимую помощь и дружелюбие.

От души поздравляю Вас с завершением очередной книги и в

нетерпении узнать о ней побольше.

На собственном опыте убедился, как полезен бывает иногда хотя бы небольшой отдых от праведных трудов и желаю не упустить

ещё благоприятных пока сентябрьских дней.

ВК