Владимир Ягличич Ответы

Дата: 20-06-2017 | 02:55:16

Владимир Ягличич   Ответы.
Из больничной тетради.
(С сербского).


Недуг да возраст...  Да постели
жесткИ и начали колоть;
и боль без остановки в теле,
мутится дух и страждет плоть.

А ведь могли б бомбёжки НАТО
да злые залпы батарей
в войну убить меня, солдата,
гораздо проще и скорей.

И снайпер брал меня на мушку,
но промахнулся тот стрелок.
Должно быть, целился в макушку -
да передёрнул свой курок.

Приметя скверные примеры,
я сук искал прочнее всех -
и выручила только вера:
предотвратила этот грех.

А в целом жизнь прошла неровно,
и весь удел страны был крут:
Ясеновац,  к тому ж Ядовно,
война, нужда, вседневный труд.

Возможно, я стоял бы твёрже,
будь крепким и седым, как лунь,
из не забывших Караджорджа,
из прочно помнящих Солунь.

Но если будут править тризну,
так хватит тех заслуг, что есть.
И я сражался за Отчизну,
за вольность, веру  и за честь.

И в Косове была удача -
и выжил, и вернуться смог;
теперь уж у врачей задача:
судьба моих несчастных ног.
 
Что ж делать мне теперь ? В надежде
молиться в узеньком кругу ?
Не то напастям, как и прежде
не уступать, пока смогу ?

Вопросы эти - без ответа.
гляжу на гаснущий костёр,
на искры, вспышки и отсветы:
в них самый верный приговор.

Какой рецепт себе я выдам ?
С которым примирюсь концом ?
Скончаюсь старым инвалидом ?
Умру ль отважным молодцом ?

Что делать в тупике столь сложном ? -
Не знаться, не дружить с тоской.
Пускай царит над непреложным
победный и святой покой.
-----------------------------
Одговори
 
Старост, болест, и кревети
ко кост тврди, оштре игле,
труло месо све поднети
мора, јер су муке стигле.
 
А могла ме бомба снаhи
натовска, у рову јамном,
до слободе пут би краhи
био, а жал - дубльи за мном.
 
Хтеде снајпер, нашав сенку,
на крв пушну да ме своди:
гаджао ме у челенку,
али, ето - не погоди.
 
А не једном и сам смерах
да, засвагда, проблем решим:
бирах грану, али вера
не допусти да погрешим.
 
Медж два рата никад мира,
свакодневлье: рад и новац.
Шта је болье, кад веh бирам -
Јадовно, ил Јасеновац?
 
Да л дослужих за попуну,
кад окасних свуд куд поджем:
ни пешице на Солуну,
ни јашуhи с Караджорджем.
 
И овако овој глави
нико није влас штедео,
ал можда бих тад льубави
свенародне завредео?
 
Хоhе ли ми папке сеhи,
измислити ногу нову,
кад веh ми се не посреhи
погинути на Косову?
 
Да жаобу светом ширим,
бескрајно се жалим Богу,
или да се hутке мирим
и борим се, све док могу?
 
Јер још дишем. Шта жар кошта
знају ватре, кад догоре.
Тек последньи дах hе, можда,
донети све одговоре.
 
Шта је теже? Или вара
страшни избор целим биhем:
умирати као старац,
ил скончати још младиhем?
 
Шта остаје? Меджу льуде
уносити страх у грчу,
ил ширити, ма шта буде,
свепобедни мир над смрhу.


Владимир Ягличич Голос  
Посвящается медсестре Младенке
(с сербского).

Твой голос манит, призывая и волнуя,
он - голубой, как цвет твоих волос.
Он нежно льётся, как речные струи.
Он слит с тобой и накрепко прирос.

Он в памяти рождает волны света,
и майский дождь, и Божью благодать.
В нём небо всем нам шлёт слова привета,
желая мёртвым снова задышать.

Так говорят лишь матери и сёстры;
и голоса любимых таковы.
А выйдет вдруг, что мы заспорим остро,
так я - в запале, а они - трезвы.

Деревья часто стонут из-за бури,
когда наскок стихии слишком груб,
но стоит только заблистать лазури -
и ливни торжествуют в жерлах труб.

Покой в леченье - важная основа.
Лишь в нём споётся соловьиный хор.
И умное целительное слово
родится там, где нет ненужных ссор.

С тобой шептаться - явное везенье.
Отрадно слышать тайный шёпоток,
и мне, когда лежу я в отдаленье:
любая нежность страждущему впрок.

Ну, что за чудо - голос твой, Младенка !
А замолчишь - так лютая беда.
Больница - не подмостки для Фламенко,
но голос твой пусть слышится всегда !

Пусть он мостит все пропасти в пустыне.
Тут место для врачей, а не судей.
Будь нежной и заботливой, как ныне,
и научи других любить людей.
----------------------------------
Глас
 
Сестри Младенки
 
У твом гласу призивност је мека,
плава, можда боје твоје косе
разливене као мирна река
законито прешла у твој посед.
 
Враhа спомен на светлост и воду,
на топлину hува, мајску кишу:
као да се отвара у своду,
и призива мртве да продишу.
 
Глас - обичан, земан. мајчин, сестрин,
льубавнички, али из области
виших, ко у светлој наговести
плодоносног смиреньа, по страсти.
 
С тим се плодом крошньин труд уравни
и мир који осване по буци,
но и радост, поздравом прадавним,
с којим пльусак прославе олуци.
 
Опоравльа, исцели, залечи,
биглисанье у грлима раджа.
Тако се и тачне, врле речи
наджу када стане глува сваджа.
 
Благо оном ко с тобом hуhори!
И с јастука тајни шапат слуша.
Од нежности да се не умори
нечег нежног тако жельна душа.
 
Уминуhе глас у нечуј сене,
други льуди хоhе ли га чути?
Нестајемо. И - нек нас замене:
ал глас такав - не сме уминути.
 
Да надмости бездан пустолине,
да уздигне, теши - не да суди:
глас нежности, сестринске топлине,
да науче волети се льуди.


Владимир Ягличич    Перед больничной ночью
(С сербского).

Гляжу на все предметы
с второго этажа:
ночные силуэты
колеблются дрожа.

Шумят автомобили,
заспорив меж собой.
Сперва замельтешили -
и скрылись всей гурьбой.

Потом запел тревожно
протяжный вой гудков,
вспугнув неосторожно
бредущих ходоков.

Но стихла понемногу
вся шумная волна,
и город и дорогу
объяла тишина.

Всем, дома или где-то,
нырнув в ночную тень,
приятно ждать рассвета,
чтоб встретить новый день.

Я думал: мир огромен.
Каков самообман ! -
Могу, как я ни скромен,
вложить его в карман.

Он, будто на экране,
весь явно, без чудес,
мне виден в каждом плане -
с Земли и до небес.


В своей небесной роли
объём планеты мал,
но тут исток юдоли,
что в жизни я познал.

Не здесь ли те палаты,
куда на помощь зван -
где корчатся солдаты
в крови открытых ран ?

Так и во мне те иглы.
Беда меня нашла.
В моём дому настигла.
До края довела.

И сверх всего недужен,
не веря всем подряд,
решив, что им не нужен, -
лишь попусту галдят.

А рядышком старуха
скулит, что жизнь - как Ад,
и никакое ухо
не слышит тех рулад.

Дежурная бригада -
за дверью. Нет ключа !
Берётся от досады
за карты, сгоряча.

Из катакомбы комнат
их просят штурмовать -
чтоб бились, если помнят,
как рыцарская рать.

Когда ж ворвутся дружно
под бодрый их мотив -
куда ж бежать мне нужно ? -
В Византий или в миф ?

Ждёт место пострашнее:
жара, да грязь да жуть.
Как справиться сумею ? -
Вот в этом-то и суть.

Там нет заступниц из мечты,
которых шлёт эфир,
и нет там красоты,
спасающей весь мир.

Cгустился мрак Вселенной.
Куда ж ступить ногой ?
А выбор - непременный:
мир прежний - и другой.

Но плакаться - не время.
Твержу себе - не трусь.
Никто не сведущ в теме.
Как знать, когда вернусь ?


-------------------------
Пред ноh у болници
 
Кроз прозор другог спрата
види се, пада сутон.
Сад, то што око хвата
тражи у невид утон.
 
Још само силуете
свадльивих аутомобила
у сусрет тами лете
несаломльених крила.
 
Трублье на раскрсници,
узвици несигурни.
И касни пролазници
мало згрбльени, журни.
 
Али сву вреву уличну
стишава мрак, донекле.
Корака јеку бујичну
улице су дорекле.
 
Сад льуди куhама хитају
несвесно даровани
будуhем мирном свитају
с којим починьу дани.
 
Свет беше велик, простран,
ил бејах тако слеп -
сад, за поглед оностран,
може стати у джеп.
 
У слици - ничег визијског,
празнина дублье склона:
с екрана телевизијског
ко да понеста тона.
 
Овде је веhа дубина,
мада је манье места:
јер ту починье судбина
које не бејах свестан.
 
Зар моји су - ти холови
остали с друге стране,
дозиви у помоh, болови
и отворене ране.
 
Непроспаване ноhи
уз таблете и игле,
уз урлик хитне помоhи,
коначно су ме стигле.
 
И заблуда што боли
и не лечи човека,
да нико ме не воли
као речи, понекад.
 
Као кроз бездан хада
старица, крај мене, јечи
и у глувост пропада
безброј језивих речи.
 
Дежурна смена касни
за закльучаним вратима:
коцкаhе се, са шпилом
масним, у ситним сатима.
 
Из катакомби соба
очекујем да навале
војске из прошлог доба,
досад вечност преспавале.
 
Где да се од ньих склоним,
кад ме у hошак сабију,
кад све ме одавде гони -
у мит, или Византију?
 
Прльавштина, ватруштина,
а биhе и гори и веhи:
можда је ово суштина,
и хтедосмо је избеhи.
 
Нигде божице склоне
за мене, за све нас, и
нигде лепоте оне
која би свет да спаси.
 
Мрак све светове прели,
и безизлазни круг, и
прозор два света дели -
мој свет постаде - други.
 
Ал сва кајаньа позна
не знају ме примаhи
свету у који ко зна
кад hу опет изаhи.

Владимир Ягличич Преимущества болезни
(С сербского).

Когда болеешь, ты ведёшь
беседы сам с собой.
Правдив ты или лжёшь,
решается судьбой.

В больнице нет хотя бы
шакалов и хапуг.
Снаружи эти жабы -
и рядом и вокруг.

Здесь лечат без подвоха,
и нежат тебя, и сыт.
Не так уж всё это плохо,
и близкими ты не забыт.

Здесь не на фронте, где палят,
здесь всё спокойнее течёт,
но вероятнее стократ
трагический исход.

Зато, как выйдут сестрицы
с гордостью на челе,
этот парад глядится
как модное дефиле.

Не весело вне дома,
но где ж бы время я нашёл
и сразу все четыре тома -
подряд - "Отверженных" прочёл ?

И вдруг взметнулся лестный шквал.
Обиды хочется стереть -
мне соболезнует Отчизна...
Чтоб заслужить поток похвал,
певец обязан умереть. -
Его восславят после тризны.

А недруги понаплетут !
Быть может, наплодит ругни
иной завзятый баламут.
Мне ж будет не до их брехни.


Слова о славе нации
из пошлых уст лгуна -
такая "компенсация"
поэту не нужна.

Ему ценней здоровья
заслуженная честь
с народною любовью -
такой, какая есть.
-------------------------
Предности болованьа
 
Када болујеш, бар си
са самим собом начисто.
У истини, ил варци,
не изадже ли на исто?
 
Изоста, бар, шакала
свагданьих, и комаданьа.
Вани, у туджим шакама
мртва би душа свагданьа.
 
Овде те хране, тетоше,
терапију ти приносе
И недобро, и нелоше -
али не живиш мимосвет.
 
На ватреној је линији
поредак, ко и досад.
Само је овде мирнији
и чешhе смртоносан.
 
А када сестре униформе
заньишу, беле и чисте,
ходници сиви, богме,
постану модне писте.
 
И како би, без прилике
да лежиш ван свог дома,
дочитао «Јаднике» -
читава четири тома!
 
Похвала чврсти масив,
посете поздрави прелесни,
зли језици сатрти...
И кад би признали да си
знаменит српски песник,
ако неhе на самрти!
 
Хоhе ли те посветити
дојучерашньа небраhа?
Чега се све неhе сетити
само да им се не враhаш!
 
Ал не познају злехуде
мисли им губитак нације -
коначност сурове пресуде
носи жиг компензације.
 
Због тог успеха разметног
сладже се може снивати...
Прилично непаметно
додже ти оздравльивати!


Владимир.


Слово "отсветы" с ударением на О. Или Вы на слове "ответа" тоже делаете ударение на О. Какой-то рваный ритм, в одном катрене один ритм строк, в другом - другой. Это так в оригинале??

Александру Лукьянову

Александр !  Вы правы. Словари указывают такой вариант: Отсвет.

Но словари непоследовательны и не всегда категоричны. Допускается и другое произношение: отсвЕт.

Стихи взволнованные, многоплановые. Перевести их мне было трудно. Правильный ритм Вы можете проверить по сербскому тексту. Но нужно учесть, что сербские стихи силлабические, а

не силлабо-тонические.  По возможности, ещё раз проверю и

поправлю размеры и ритмы, получив замечания автора.

Спасибо за комментарий.

ВК

Владимир Михайлович, отсвЕт в словарях дается по-разному: как устаревшее, допустимое или даже (у Кузнецова) как равноправное. Так что оставляйте смело. Тем более это может читаться как стилизация сербского.

А вот сочетание "оборвать грех" сомнительно, тем более что в оригинале: "вера не допустила согрешить".

С уважением

А.Ф.

Александру Флоре

Благодарю Вас (как и Александра Лукьянова) за полезные советы и комментарии. Хочу сказать, что, по моему мнению, выбор лексики в поэзии должен быть несколько свободнее, чем в школьной грамматике и в канцелярите.  По моему, и Вы разделяете эту точку зрения. Всё это я учёл при редактировании

первоначального текста.

ВК

ЛАЙК!+++

В первую очередь за жизнелюбие и мужество автора!

Ягличич даже в больнице остаётся непоколебимым оптимистом!

Желаю ему справиться с болезнями и радовать нас новыми стихами.

У автора, у истинного поэта, влюбчивое и любвиобильное сердце, нежностью которого пропитано стихотворение о медсестре...

 Спасибо Владимиру Корману за переводы!
С уважением,
Вячеслав Егиазаров.

Дорогой Вячеслав ! Я тоже восхищаюсь творчеством, трудолюбием и мужеством рашего сербского друга.  Переслал ему Ваше приветствие.

Вам - спасибо !

ВК