Ленар Шаех. Из «Английской тетради»

Дата: 28-02-2017 | 11:25:35

(переводы с татарского)


Английские дубы

 

Великая Британия!

К тебе

Я прилетел на крыльях облаков.

С почтением приветствую дубы,

Похожие на мудрых стариков.

 

В их памяти – ушедшие века,

Не зря меня к ним сердце привело.

Коснусь рукой могучего ствола,

Чтоб ощутить далёкое тепло.

 

Не в них ли дух народа своего

И, может быть, величие страны? –

Прочла моя ладонь.

Шумит листва –

То шелестят страницы старины.

 

Вольготно тут столетним деревам,

Их седину любой уважить рад –

Размах ветвей не знает топора

И мощь корней не ведает преград.

 

Их жизнь и счастье – с ними навсегда,

Из тьмы времён до неба доросли,

Благословенны разумом своим,

И потому – хозяева земли.

 

Да, тех краёв, где, полные надежд,

На ветках гордо жёлуди несут.

Наступит время – крепкие плоды

Для новой жизни в землю упадут!

 

Расти дубам и вдоль, и поперёк –

Не хватит рук, чтоб эту ширь объять.

Друзья мои, английские дубы,

Хотел бы я, как вы, однажды стать.

 

Свободу вашу в сердце обрести,

Прогнать тяжёлых мыслей чехарду,

Стать мудрецом с широкою душой

И жить светло у мира на виду!

 

Не в вас ли дух народа своего,

Не вы ли есть начало из начал? –

Прочла моя ладонь. Тепла кора.

И я тихонько в завтра постучал.

 

11.08.2016 г.

Лондон, Великобритания

 

* * *

 

Небо над Лондоном день и ночь

В рокоте самолётов:

Кто-то торопит прилёт домой,

И улетает кто-то.

 

Росчерк серебряных быстрых птиц

Белою дымкой тает.

Это не сон – в голубую высь

Сердце моё взлетает.

 

Смог оторваться я от земли,

Плыл с облаками вместе.

Сколько событий, имён и лиц

В новом увидел месте!

 

Опыт открытий звучит во мне

Странами, городами.

Гладким становится, говорят,

Только подвижный камень.

 

В крепкие руки судьбы вручён,

Небу на откуп отдан.

Кто бы сказал, что Ленар Шаех

Сможет  увидеть Лондон?!

 

Да, все дороги ведут в него,

Нету пути иного.

Радость теснится в моей душе,

Но и печаль немного.

Счастлив потом оказаться вновь

У своего порога!

 

18–21.08.2016

Лондон, Великобритания

 

* * *

 

Где жизнь вкуснее и пространней,

В обворожительном краю –

На Гринвичском меридиане,

Раскинув руки, я стою.

 

Здесь океанский воздух тает,

Приятно влажен, вдохновен…

Всё так же стрелки наблюдает

Хранитель времени Биг-Бен.

 

Я безнадёжно ими ранен,

Бесповоротно покорён.

На нулевом меридиане –

Начало мира и времён.

 

Здесь день сменяется вчерашний,

И новый правит паруса.

У нас – шесть вечера на башне,

А тут – дневные три часа.

 

Завесу времени открою,

Задышит сила старины.

Ступаю лондонской тропою –

И мысли радости полны.

 

Иду садами Кенсингтона –

Не скрыть счастливого лица.

По Оксфорд-стрит брожу влюблённо,

Вдоль Букингемского дворца –

 

И пульс веков во мне забился,

И время потекло слышней.

Великий Лондон уместился

Весь целиком – в душе моей!

 

Нетороплив и благороден,

Им старт в неведомое дан –

Ось мировых часов проходит

Сквозь гринвичский меридиан.

 

21–22.08.2016

Лондон, Великобритания


Замечательные стихи.

Сердечно благодарю, рада, что Вам понравилось! 

Блок, побывав во Флоренции, написал с перерывом в несколько дней два стихотворения: "Умри, Флоренция, Иуда..." и "Флоренция, ты ирис нежный..." А в этом цикле автор, совершив паломничество в Лондон, с восторгом припадает к стопам Биг-Бена, словно у великого города нет и не было никакой истории...


А переводы у Вас замечательные, Галина. Поздравляю!

Юрий, благодарю за оценку моего труда! А по поводу Биг-Бена не соглашусь: он всего лишь символ времени, через который как раз и открывается богатейшая история и культура города: "И пульс веков во мне забился, / И время потекло слышней. / Великий Лондон уместился / Весь целиком – в душе моей!"

Галина, Биг-Бен - это образ Лондона, перед которым автор простирается во прахе. Он оказался в городе своей мечты (он об этом даже мечтать не мог), и у него от радости в зобу дыханье сперло при мысли, что он напишет под своими стихами "Лондон, Великобритания". Больше ни о чем он думать не в состоянии. Цитата, которую Вы привели, это ничем не подкрепленная риторика. Вместо Лондона можно поставить какой угодно город: "Париж великий уместился", "Великий Дрезден уместился", "Мадрид великий уместился", "Великий Осло уместился" и пр.), и ничего в стихах не изменится. Главное в них:


Кто бы сказал, что Ленар Шаех

Сможет  увидеть Лондон?!


Это восторги обывателя, а не поэта. Ленар Шаех видел Лондон, но ничего в нем не увидел. Увы.


А Блок во Флоренции - увидел.

Это, конечно же, не так. Просто поэт сохранил в душе чистые детские чувства...

Пусть будет так. Наверное, поэтому великий Лондон уместился в его руке, а скажем, Шекспир выпал. А ведь автор был там в год празднования 400-летия бессмертия Шекспира. 

Ну, почему китч, Яков. Василий Субботин показал, как это надо делать.


Не гремит колесница войны.
Что же вы не ушли от погони,
На верху Бранденбургской стены,
Боевые немецкие кони?
 
Вот и арка. Проходим под ней,
Суд свершив справедливый и строгий.
У надменных державных коней
Перебиты железные ноги.