Роберт Фрост. Шум деревьев - 2.

                                 Переводчику Шелли, Эмме Александровне Соловковой, 

                                     спасавшей  Фроста и Дубровкина от Кузнецова,  

                                     но не спасавшей Фроста от Дубровкина, 

                                    потому что женщина, спасая, не размышляет над тем, что утонет и что                                              останется на плаву.


Занятен нам ближний лес...

Чем шорох его листвы

Тревожит в нас интерес

Острей, чем к иным шумам,

Звучащим вблизи заград?

В нём вечных терзаний суть,

Ломающих наш уклад,

Сулящих печали нам

И нам обостряющих слух.

Деревья твердят об уходе,

Не трогаясь с мест ничуть;

Неведенья нет в природе

Их мудрости вековой:

Неспешно пускайся в путь.

НогИ не подвинуть мне,

К плечу клонясь головой -

Лишь станет их ветер гнуть

За дверью или в окне.

И я безрассудно однажды

Куда-то отправлюсь сам

Под стоны их, облакам

Внушающей ужас стражды,

Направленной в небосвод...

Я смолкну когда-нибудь,

И мой предрешён исход.



Robert Frost The Sound of Trees.


I wonder about the trees.
Why do we wish to bear
Forever the noise of these
More than another noise
So close to our dwelling place?
We suffer them by the day
Till we lose all measure of pace,
And fixity in our joys,
And acquire a listening air.
They are that that talks of going
But never gets away;
And that talks no less for knowing,
As it grows wiser and older,
That now it means to stay.
My feet tug at the floor
And my head sways to my shoulder
Sometimes when I watch trees sway,
From the window or the door.
I shall set forth for somewhere,
I shall make the reckless choice
Some day when they are in voice
And tossing so as to scare
The white clouds over them on.
I shall have less to say,
But I shall be gone.




       "...женщина, спасая, не размышляет над тем, что утонет и что                                             останется на плаву".

        Откуда Вы это знаете, Владислав? :)


         Впрочем, мои труды не пропали даром, и концовка у Вас теперь звучит получше. Но продолжают смущать следующие строки:

           

           НогИ не подвинуть мне,
           К плечу клонясь головой -
           Лишь станет их ветер гнуть
           За дверью или в окне. 

  :)

Я и не то знаю, Эмма.

Фроста я переводить не собираюсь. И Дубровкину не стоило.

Точность и художественность - ещё не перевод.

Должно быть ощущение искренности и истиности, достижимое только органикой сосуществования автора и переводчика. На Фросте это видно хорошо, потому что он - рассказчик. Его убедительно передаёт Владимир Михайлович Корман - он тоже рассказчик. Научиться этому в литературных кружках нельзя. Конечно, если речь о переводимом авторе, а не об отдельном тексте. 

Потому всем всех переводить не нужно. И всех ко всем отправлять на учёбу - тоже не нужно. 

Не придумал - как... Врастает и колышет.

Проникается страданиями деревьев, внушающими ужас небесам и мучающие жителей Земли... Жуть созерцания. 

Герой становящийся деревом и всё же уходящий.

Только это - не Фрост.

Благодарно, В.К.

         "Точность и художественность - ещё не перевод".

Возможно. Надо ещё обращать внимание и, например, на язык поэта. Язык американца Фроста - поэтичный и в то же время простой, без закидонов.


А ещё сквозная мысль, на которую часто нанизан единственный образ.

Он рассказчик, а это - редкий дар.

Но старикан, а это не подарок.

Добрый день, Владислав!

Строго говоря, 2-я и 9-я строки рифмуются. Слышимость, конечно, никакая, но с формальной точки зрения - холостых стихов тут у Фроста нет.

:)


Спасибо, Никита. Посмотрю строго.