Два сонета Чарльза Сорлея.

Дата: 09-11-2002 | 11:19:13

Cонет 1. Чарльз Сорлей.

SAINTS have adored the lofty soul of you.
Poets have whitened at your high renown.
We stand among the many millions who
Do hourly wait to pass your pathway down.

You, so familiar, once were strange: we tried
To live as of your presence unaware.
But now in every road on every side
We see your straight and steadfast signpost there.

I think it like that signpost in my land
Hoary and tall, which pointed me to go
Upward, into the hills, on the right hand,
Where the mists swim and the winds shriek and blow,
A homeless land and friendless, but a land
I did not know and that I wished to know.



Твой дух высокий покорил святых.
Поэтов мощью вдохновил огромной.
Милльоны глаз, и были мы средь них,
Глядели вслед, как ты ступаешь скромно.

Знакомый незнакомец: тщетно всяк
Пытался жить, забывшись хоть немного.
Но всюду ты, как придорожный знак,
Прямой нам путь указываешь строго.

Такой же знак есть на земле моей;
Подскажет он дорогу без обмана
Вверх по холмам, направо, где ручей,
Где дуют ветры в облаках тумана.
Бездонная земля, без дома и друзей,
Что так влечет к познанью неустанно.


Сонет 2. Чарльз Х. Сорлей.

Such, such is Death: no triumph: no defeat:
Only an empty pail, a slate rubbed clean,
A merciful putting away of what has been.

And this we know: Death is not Life effete,
Life crushed, the broken pail. We who have seen
So marvellous things know well the end not yet.

Victor and vanquished are a-one in death:
Coward and brave: friend, foe. Ghosts do not say,
"Come, what was your record when you drew breath?"
But a big blot has hid each yesterday

So poor, so manifestly incomplete.
And your bright Promise, withered long and sped,
Is touched; stirs, rises, opens and grows sweet
And blossoms and is you, when you are dead.



Триумф для смерти – то же пораженье:
Сосуд порожний, стертая слюда,
Уход всего, что было, в никуда.

И все же смерть – не жизни истощенье
И не исчезновенье без следа,
А лишь прощанье и всего прощенье.

Победа ль, пораженье – все не в счет.
Смельчак ты или трус - кто спросит строго:
“Где жизни всей грехов твоих отчет”?
А в каждом дне вчерашнем их так много!
И каждый день так содержаньем пуст!
Жизнь – это семя, рвущееся к свету:
Растет, цветет и - распустился куст .
И это – ты, когда тебя уж нету.





Валерий, скопировала оба этих и "Белых птиц", хочу подумать, после моей оплошности с "серыми идолами" - не хочу спешить. Чуть позже напишу подробнее.
Но в этих сонетах не сомневаюсь: замечательно. Второй - тема смерти _ ты знаешь, меня очень интересует. И сказано о ней прекрасно, и, кажется, твоя строгая форма перевода - это как раз то, что здесь требуется. Знаешь, мне этот автор больше нравится, чем предыдущий уважаемый ( слишком тот многословен, запутывает множеством ассоциаций).
Если тебе не трудно, скажи 2 слова о "Росстанях" - я в них не очень уверена, они у меня нигде не опубликованы, а отозвался только Павел. Хотя бы общее впечатление, если нет времени на подробную критику. Хорошо?
С успехом! :)))