Война сонетов *

Дата: 06-10-2015 | 04:19:25

Федерико Баррето (Перу)

Жертвенный алтарь

Утёс Эль-Морро, страж морских ворот.
Он, словно лев, улёгся на просторе.
Главу подъяв, сурово смотрит в море
и будто бы добычу стережёт.

Давным-давно, его у этих вод
титаны возложив себе на горе
подножием крутым с богами в споре,
ярясь, достать пытались небосвод.

Как жертвенный алтарь лежит утёс.
Здесь Болоньези принял смерть без страха,
как на Голгофе некогда Христос.
Он был титаном с волею стальной
и в памяти людской, восстав из праха,
как мученик прославлен и герой.

_____________________


Сальвадор Альенде Кастро (Чили) **

Эль-Морро

Пусть он, как спящий сторож у ворот,
всё перекрыв, разлёгся на просторе,
над ним чилийский флаг теперь, и море
чилийский флот прилежно стережёт.

Доказано с лихвой у этих вод,
что ненависть и злость приносят горе,
что храбрость побеждает с ними в споре
и, если надо, сдвинет небосвод.

Угрюм и одинок крутой утёс,
где столько храбрецов легло без страха,
приняв земную муку как Христос,
не дрогнув перед лавою стальной.
Их знамя со звездой зовет из праха,
и каждый в нашей памяти – герой.

________________

*- отголосок Второй тихоокеанской войны между Чили и Перу, в результате которой город Такна (родной город перуанца Федерико Баррето) оказался под чилийской оккупацией вплоть до 1929 года. Местное перуанское население сопротивлялось насильственной чилизации, что нашло своё отражение и в литературных баталиях между чилийскими и перуанскими изданиями, выходившими в то время в Такне.

**- отец будущего чилийского президента Сальвадора Альенде Госсенса


_________________


El Altar del Sacrificio
por Federico Barreto (1914)

El Morro se levanta soberano
y parece, en la playa que represa,
un león que acechara alguna presa,
tendido en las orillas del Oceano.

Su origen, para mí, no es un arcano.
Los titanes, ardiendo en rabia aviesa
le pusieron allí tras ruda empresa,
para tocar el cielo con la mano.

Sobre ese altar inmenso y solitario,
Bolognesi, el titán de alma de acero,
sucumbió como Cristo en el Calvario.

Y hoy, tanta gloria de los dos se expande
que al recordar al mártir y al guerrero,
nadie sabe decir cuál fue más grande.
________________

El Morro.
por Salvador Allende Castro

No obstante que se alzaba soberano
en la playa sirviendo de represa,
los chilenos hicieron fácil presa
de ese inmenso atalaya del Oceano.

Desde entonces para nadie es un arcano
que, contra el Odio y la Maldad aviesa,
siempre triunfa el valor, aunque la empresa
sea tocar el cielo con la mano.

Sobre el peñón inmenso y solitario,
donde hizo estragos el mortal acero
y héroes mil hallaron su Calvario,

Hoy brilla ufana y su esplendor se expande,
desde el invicto tricolor guerrero,
de todas las Estrellas la más grande.

чудесные сонеты!
оч. понравилось, вместе с амфиболией (море чилийский флот прилежно стережёт).
(m.b. чилИнизация? ;)

...ни себе хера...

Тема: Война сонетов * Ник. Винокуров

Автор Вяч. Маринин

Дата: 06-10-2015 | 22:34:16

Не удержался от соблазна "собрать" оба сонета в переводе в "один". Оч. интересные дуэли и на микроуровне получаются:

Утёс Эль-Морро, страж морских ворот
(Пусть он, как спящий сторож у ворот)
Он, словно лев, улёгся на просторе
(всё перекрыв, разлёгся на просторе)
Главу подъяв, сурово смотрит в море
(над ним чилийский флаг теперь, и море)
и будто бы добычу стережёт
(чилийский флот прилежно стережёт).

Давным-давно, его у этих вод
(Доказано с лихвой у этих вод)
титаны возложив себе на горе
(что ненависть и злость приносят горе)
подножием крутым с богами в споре
(что храбрость побеждает с ними в споре)
ярясь, достать пытались небосвод
(и, если надо, сдвинет небосвод)
Как жертвенный алтарь лежит утёс
(Угрюм и одинок крутой утёс).

Здесь Болоньези принял смерть без страха
(где столько храбрецов легло без страха)
как на Голгофе некогда Христос
(приняв земную муку как Христос)
Он был титаном с волею стальной
(не дрогнув перед лавою стальной)
и в памяти людской, восстав из праха
(Их знамя со звездой зовет из праха)
как мученик прославлен и герой
(и каждый в нашей памяти – герой).

Спасибо, Никита!