Короткий путь из тоннеля

Дата: 05-10-2014 | 12:38:16

Мы встретились в баре на центральной площади крохотной смешной столицы островка. Там уже заседали дежурные престарелые персонажи в видавших виды соломенных шляпах и при часах времен Скотта Фицджеральда. Они подняли на нас выцвевшие на южном солнце пьяненькие голубые глазки и приветливо заулыбались. 
Мест нет, пристраиваемся у стойки бара. "Кто что пьет?" И старушка Джиджи тащится к холодильнику. 
Разговор завязывается быстро, по шаблону, но отчего-то не по себе. Джиджи косит на меня единственным глазом и спрашивает озабоченно: "All right you?" Я уверенно киваю. 
Блондинка, затянувшись тоненькой ароматной сигаркой, начинает рассказывать "темную историю" про сидящую у входа почтенную матрону, ковыряющуюся в цветном пакетике и сладострастно причмокивающую при отправлении в рот конфеток. Учительница на пенсии, в юности согрешила с местным священником, и родившегося младенца отправили к родственникам в Америку, от стыда подальше. "Вот уже сорок лет она не видела сына!" - драматично завершается темная история. Блондинка с удовольствием созерцает произведенный эффект.
Мы с тобой переглядываемся, а потом с ужасом наблюдаем, как влажные мясистые губы дородной респектабельной дамы жадно выхватывают из хрустящей бумажки очередное  лакомство.
Муж блондинки говорит мало, с сильным, каким-то мяукающим акцентом, и все им сказанное - остроумно и уместно. Он умеет держать дистанцию, но, тем не менее, не кажется холодным и надменным. Но вот она сама... 
 
"Меня зовут Риика", - представилась при встрече. "Я родилась в Осло, но детство провела на хуторе с моими стариками."  Какое милое начало... Но почему-то от нее тянет сквозняком. Взгляд сине-свинцовый, тяжелый, кажется, он проникает во все темные закоулки моего существа. Руки нервные, длинные пальцы постоянно крутят какой-то черный предмет.
Риика опрокинула рюмочку с абсентом, не поморщившись, и запила пивом. На бледных щеках проступил румянец, и она с хрипотцой выдавила: "Как я их всех ненавижу... Наверное, придется мне сдохнуть среди этих аборигенов, как Хемингуэю. Недаром я с ним в один день родилась". Она подняла неприязненный взгляд на одноглазую Джиджи и заказала еще один абсент.
"Мамушка," - ее муж снисходительно-ласково на нее посмотрел и накрыл ее нервные пальцы своей большой красивой ладонью, - "Ты уж добей роман, который начала несколько лет назад в Берлине. Те три страницы на меня произвели большое впечатление. А то, что мне придется писать в твоей эпитафии? Так и напишу - не дотянула ты до Хемингуэя".  Хитро прищурился и  осторожненько вытряхнул из элегантной трубки в пепельницу остатки сгоревшего табака.
Риика опрокинула еще один абсент, и ее пальцы задвигались быстрее. Что же у нее в руке? Я начала чувствовать распространяющиеся в пространстве волны агрессии. Маленький любимый комочек, Софья, протестовала против присутствия в баре. Меня затошнило.
"Скучно мне его дописывать, пропал кураж давно. Напишу что-нибудь другое. Время есть, я же не завтра помру." 
"Ааа, ну раз не завтра, то, пожалуйста, отмой свои кисти, а то опять все выбросить придется".
"Ты рисуешь?" - спросила я.
"Нет, я наблюдаю за светящимися шарами. Вы их видите по ночам? Их много, они летают над морем".
Я сжимаю твою руку, хочется бежать подальше от этой странной  женщины.
"Знаешь что..., - Риика задумчиво закатила глаза, - "Пойдем завтра поныряем... Ты когда-нибудь погружалась с аквалангом?"
"Нет, - ответила я. - Мне сейчас нельзя.." Ты обнял меня за плечи и рассказал про Софью, про то, что она возникла, несмотря на нашу  генетическую несовместимость, и добавил, что ее надо беречь, потому что она - чудо.
"Ну, одно погружение еще никому не повредило. Там, под водой - особенный мир, вашей Софье понравится"
Мы сидим долго, Риика напилась и объявила Джиджи, что та - старая пиратка, и ее давно пора повесить. К ней подошел какой-то местный парень и спросил, нужна ли назавтра лодка. "Конечно! Завтра у Софьи боевое крещение, я покажу ей тоннель".
"Нет-нет!", - протестуешь ты. Риика усмехается и кладет черный предмет в маленькую сумочку. "Конечно-конечно!", - презрительно смотрит на тебя. К моему удивлению, ты отворачиваешься и молчишь. Муж Риики тоже молчит, его глаза, зеленые и прозрачные, в которых еще недавно искрилось добродушное веселье, неожиданно стеклянеют, как у трупа. "А он не так прост, каким хочет казаться," - мельнуло у меня в голове. 
 
Мы подплываем на лодке к месту входа в тоннель. Он виден в прозрачной воде - темно-синяя манящая яма. Риика весело болтает - о том, как утром наловила крабов и хотела их высушить, но потом ей стало крабов жалко и она отпустила их в море, и как они смешно побежали к воде, радуясь свободе. Неожиданно резко спрашивает: "Все понятно с техникой?"
Я киваю, мне тяжело и страшно. Беру дрожащей рукой регулятор и готовлюсь к прыжку.
"Запомни, тоннель уходит вниз на глубину двадцати восьми метров. Поднимаемся очень медленно, я буду на расстоянии вытянутой руки, дальше тебе отходить от меня нельзя", - Риика пронзительно смотрит на меня из-под белобрысых ресниц.
 
Прыжок, выпускаем воздух из жилетов, погружаемся. Преодолев шок и уравновесив давление, я заглядываю в тоннель. Свет от фонаря ползет по стенам, они все исчерчены параллельными линиями, как будто тоннель кто-то выцарапывал в скале когтями. Мы плывем вперед по синему широкому коридору. Впереди - темнота, в которой притаилось что-то грозное. Мне не хватает кислорода, я судорожно вдыхаю, кажется, тоннелю не будет конца. И тут я понимаю, что это Что-то, притаившееся в искрящейся синеве, хочет забрать у меня Софью. Колени дрожат, меня болтает под тяжестью баллона, я плохо распределила грузы. Сколько же еще до конца... Леденящий ужас неожиданно поднимается со дна желудка: "Мне не вырваться отсюда!" Я пытаюсь схватить рукой Риику, но она уверенно и плавно отходит и показывает на луч света откуда-то сверху.
Мы проплываем под отверстием округлой правильной формы. Похоже на колодец. Выход! Надо спасать Софью, скорее, к свету... Я в отчаянии рвусь вверх, сбив ластой маску с лица Риики. Быстрей-быстрей, на поверхность. Резко впускаю воздух в жилет. Как торпеда я лечу по колодцу. Вижу яркий свет - солнце!
Оказавшись среди теплых зеленых волн, вынимаю изо рта регулятор. Как хорошо, мы с Софьей в безопасности.... Через несколько минут появляется Риика. Ее глаза полны ужаса, она что-то мне кричит, но я не слышу - мириады пузырьков, пролетающих по мозгу, создают нежную звенящую музыку. Я качаюсь на волнах, смотрю прямо на Солнце, и оно уже не слепит мне глаза. 
 




Кохан Мария, 2014

Сертификат Поэзия.ру: серия 1511 № 107829 от 05.10.2014

2 | 14 | 1573 | 19.08.2022. 13:44:34

в видавших виды соломенных шляпах и часах времен Скотта Фицджеральда
А может быть лучше написать не в часах, а при часах? Во-первых логичнее, это ж не одежда, а во-вторых звучит как-то ближе к тем самым временам...

Да, действительно, перечисление часов после шляп не вполне уместно)). Я пишу на автопилоте обычно, поэтому, погрешности частенько бывают. То, что замечаю, позже исправляю...
"При часах" - звучит немного по-фрайерски, нравится)) Благодарю за идею!

Правда - семь лет... На этом острове время остановилось.
Можно писать неспешно. 
И Александра вспомнили не кое-как.
Такой был - совсем нежданный.
Зарифмуешь: влеком-целиком...
Получаешь пародизм - ЗИМ-задавим... 
Говоришь - нормально же - у Блока сдёрнуто.
Тогда успокоится. Хотя и переводит с украинского.
Спасибо-спасибо. ...мы с тобою в море превратимся
мы к нему добавим две волны...


Я до семи не дотянула.. Наверное, надо было бы семь прожить, авось, оно бы и попустило.. А, возможно, и наоборот - втянуло бы в другую реальность, и обнаружили бы меня неофиты (лет через тридцать-сорок) сидящей в баре в видавшей виды соломенной шляпе и с кнопочной мобилой в руке.
С Александром я попрощалась не так давно...
Может лучше и в море, Влад, ибо возвращаться сюда уже будет чревато...
Спасибо)

Путь из тоннеля - семь лет на странице.
Добрая всезнающая бездна
нас ничем не станет обижать...

Ааа, вот оно что))). А я подумала - семь лет на острове, как Одиссей.
Может, когда-нибудь у нас будет свой остров, и мы обустроим там храм для переправы душ в лучшие миры. Но не на этой планетке, наверное).

Как там у Петьки с Висилием Иванычем...
- Консерваторий, Петька, пооткрываем...
- И пулемёт на крышу, Василий Иваныч
-Зачем?..
- Чтобы консервы не тырили.
Эти души нам тут обсерваторий всяких наделали, а мы их в лучшие миры. В храм их красного мячика.
Два шага. Шестиметровая орбита. Портал на высоте 3.05. И пока не научатся...
Лучшие миры не по наши души. Я - разве на вакансию сторожа...

Ничего, мы эволюционируем. Все будет ништяк. Даже если и сторожем, то пренепременно с лютней, инкрустированной перламутром.

Мария, бартер, говорите? Пусть будет бартер.

Читал Ваш рассказ. И когда опубликовали. И когда С Владиславом беседовали. Недавно. Хорошая история, Живая. Ощутимая. Представил себя в соломенной шляпе за одним из столиков. Потягиваю пиво и наблюдаю за компанией у стойки бара. Голосов не слышно, но по выражениям лиц всё читается. Случайные соседи? Попутчики? А Вы рисковая. С такой напарницей в тоннель. Да ещё с Софьей! Ужас бездны и почти недостижимый свет. Можно всё отдать за глоток свежего воздуха, достаточного на двоих.

А Вы заметили, как изменился мир? Лет двадцать назад, оказавшись в таком месте, ощущал на себе любопытные взгляды местных. Кто, откуда, зачем? Новый человек – событие. А теперь люди подключены к своим телефонам. Общаются с кем-то, возможно на другом континенте, или вообще в другом мире, и до случайного пришельца им и дела нет. А может так и лучше, когда ближним до тебя дела нет. Пусть лучше выносят мозг виртуальному оппоненту, и дадут кому-то рядом спокойно посидеть у стойки бара.))

А истории переплетаются. Как и всё в этой жизни.

Аркадий, я же Вам не просто так бартер предложила, а со смыслом))
Дело в том, что не только в мире людей сюжеты и субличности переплетаются, а и в пределах самого микрокосма. Ибо он не настолько однороден, каковым может показаться.
Я когда в детстве играла одна, называла себя Рикой). Думаю, теперь рассказик более понятен)).
А выжить при резком подъеме с глубины (с газовой смесью в баллоне для дайвинга) невозможно - наступает декомпрессия. Газ расширяется и с кровью по сосудам пузырьки попадают в мозг. Не представляю, какие это ощущения (в рассказе есть процент вымысла), но летальный исход обеспечен. Хотя у нас на Гозо в госпитале имеется барокамера для таких случаев, но редко выживают. Обычно смерть наступает быстро. Да лучше и не выжить, мозг - структура тонкая.

Пысы: У нас с мужем - сын. Жив-здоров, к счастью.)

Мария, про бартер позже. Почти время на работу убегать. ))

Рассказ интересен, если он даёт простор фантазии, возможность додумывать, примерять на себя. Всё остальное – или исторические справки, или директивы высшего руководства. ))

О декомпрессии знаю. Но глубина 28 метров разве требует декомпрессии? Впрочем, я осторожный. Из джакузи могу выходить два часа легко! Мне:

- Хватит! Вылазь!

- Не могу! У меня ещё час декомпрессии. Сама же джакузи до краёв наполнила. Видишь, пузырьки ещё выходят ))

Слава Богу все здоровы. Это главное. Остальное решаемо.

Это не совсем фантазии, Аркадий. Это мои субличности. Одну пришлось убить, но я совершила ошибку - не подселила на ее место другую. Поэтому Риику саму начало сильно болтать и штормить, и занесло в очень опасные воды. Если бы не ее зеленоглазый супруг, отправилась бы она вслед за своей новоиспеченной подружкой на тот свет. Да еще и в самый темный его отсек..

Декомпрессия (декомпрессивная болезнь) возникает на глубине больше 10 м. Поэтому подниматься надо медленно, или делать остановки. 28 м. - это же почти десятиэтажный панельный дом! Представьте эту глубину.
Кстати, дайверы пользуются табличками, созданными на основе садистских экспериментов доктора Менгеле. Нехило, да?

Декомпрессионная болезнь мне не грозит. Глубже чем до колена внучке в воду не захожу. Пожалуйста, будьте добрее к своим субличностям. Пытайтесь и их понять. )) И с медузами осторожнее. Помню Вашу историю. Или путаю?

Я Вас не пугаю))))).
Пусть субличности будут добрее ко мне в будущем.. я осторожна теперь. И с медузами, в том числе (не путаете)..
Спасибо, Аркадий!