Ялты яшмовые чаши...

Дата: 18-04-2012 | 14:10:55

Прощание с Ялтой




1. Май 1985



Ялта, щупаная дива! -
Май. Казённый бутерброд.
Чашка кофе, кружка пива,
"Пётр Великий" - пароход.
С гор, где холодно и пусто,
вновь спускаюсь налегке.
Вот и ранняя капуста
кудри взбила на лотке.
В жёлтом оке котофея
майской страсти витамин.
Ялта - шатких улиц фея -
дождь слепой и луж бензин.
Гул цветочного базара,
вёдер райские бока.

И кавказского корсара
клёкот - танец языка.
Близкий родственник Содома,
город вздорной суеты...
Но опять я в нём, как дома,
и пути мои просты.
Я иду туда, где слива,
словно в первый раз, цветёт,
где меня чуть-чуть сварливо
брат-булыжник узнаёт.
Где легка моя рубашка,
и знакомы назубок
кружка пива, кофе чашка
и "Петра" железный бок...




2. Июнь 1990



Ялты яшмовые чаши.
Лето. Девяностый год,
вишен в пригоршню набравши,
в горы, к флигелю, бредёт.
На рассвете - тонко-звонок
детской гривки завиток.
Дочь, тинейджер-оленёнок, -
невесомый стебелёк.

Просыпайся, дочь Елена!
Блюдце из агата ждёт,
полное щедрот Вселенной,
ярко-рыночных щедрот.
Просыпайся под хореи
заоконных райских птиц!
Позабыл геном Гирея
жар кутузовских зениц.

А на алую клубнику,
на товар свой, свежину,
смотрит хан любовнолико,
как на юную жену...
Город - фанфарон, картёжник,
шулер взрывчатых кровей.
Но пока что в нём художник -
в русле, в доле шалых дней.

Но пока - лишь, 90-ый,
не вполне убойный год.
А потом корой-коростой
Ялты-яшмы эпизод
порастёт... И не въезжаю -
не смотрю на въезд-змею,
на конкретность урожая
по понятьям. Лишь стяжаю
незлопамятность свою...

Да уж, точно:
90-й - ещё не вполне убойный...

Потрясена, дорогой Сергей! И двумя разными ракурсами поэтического восприятия Ялты, и сочностью, яркостью, настоящей магией метафор. Не каждому поэту слово и образ подчиняются с такой готовностью, как Вам.
Я еще не встречала современного поэта, которому бы так восхитительно, как Вам, удавалось создавать подлинную поэтическую мистерию Крыма.
Спасибо за настоящую поэзию!


Удивительно красивый
Ялты-яшмы эпизод!
Помню я вино, не пиво
И …восьмидесятый год…
Остальное, впрочем, то же:
Краски, море, пароход…
Я желаю, Вам, Серёжа,
Путешествий без забот!

Радостно читать. Люблю сопровождающий Ваши стихи праздник: цвета, звука, запаха, вкуса, неисчерпаемой нежности к миру. Спасибо!!!

Легкость такая, что даже страшно сравнивать: можно показаться велеречивым. Не успел Вас поздравить со Святой Пасхой, извините.

Блистательно.

Вам бы, Сергей, отдельную книжку стихов о Крыме издать - если таковая не издана...
У Вас взгляд на Крым - сердечный и отстранённый. И даже - потусторонне-задумчивый.

Наверное, это любовь. У Вас с Крымом. Причём - взаимная...

P.S. Сергей Брель, КМК, прав: Аустерлиц и Крымская война - надуманная привязка...

Не помню, чьи строки: "В синей кепочке не я ли?
Солнце льёт лимонный сок.
Ялта, яблоко и ялик
Золотые, как песок."
Вот и у Вас та же лёгкость и удивительность, красочность и сочность слога.

Неисчерпаем, Сергей!
И даже не хочется литразбираться!
Хочется напевать эти строчки,
можеь быть запивать их вином,
и беззастенчиво радоваться - снова -
светлым, звучным и живописным стихам!

сто-личный поклон!

твой

Чудесные строки, Сергей, живописно-ироничные, лёгкие, как джазовая импровизация, но цепко выхватывающие из жизни её счастливые мимолётности. Мастерские вкрапления экспрессивно-жаргонной лексики и тут же – виртуозный пассаж прямиком в 19-ый век))) Вот уж где – «танец языка» – степ, чечётка, когда инструмент для исполнения вроде бы незамысловат, но за счёт мастерства танцоров возникают подлинные роскошь и элегантность))) Спасибо неизменно за удовольствие читать Вас!

Привет!От всего сердца согласен с Генриеттой! Димир.

Как всегда, одни десятки!

Геннадий

Жил в Ялте несколько лет, причём около рынка. Сразу её узнал, - спасибо, Сергей!