Стал Атлантидой город ржавый...

Дата: 10-04-2012 | 15:53:25




Флюктуация



Был сумасшедший день весенний
в конце глухого ноября -
живое диво воскресенья,
святая блажь календаря.
Стал Атлантидой город ржавый -
во все концы, до дна видна,
как наводнение, дрожала
весна, теплынь, голубизна.
И словно звездолёт "Аполло",
над дрожью обнажённых крон

витала ересь и крамола
о многоликости времён.
Когда же сумерки слетели
и рано потемнела высь,
весь этот день мы так жалели,
как будто уходила жизнь.
Но длили магию над крышей
ресницы грешницы-звезды -
и взвыли полночью бесстыжей,
в замызганной дворовой нише,
апрелем пьяные коты...





Перед дорогой



Стоял июль, и в полнолунье
был странно светлым поздний час,
как некий зов и ток раздумья
о том, что ждёт в дороге нас.
Над белой крепостью вокзала
взошла высокая звезда -
со мной на площади встречала
и провожала поезда.

Теряя в небе Млечный пояс,
она всё пела мне о том,
что через час придёт наш поезд
с кометным огненным хвостом...
Я знал, что где-то с нами рядом
уже промчался тот состав,
но под её влюблённым взглядом
молчал и был молчаньем прав.

Навстречу редким полупьяным
я трижды площадь обогнул,
над башней, камнем-инкерманом,
ведя зрачком - её одну...
Когда ж по плану и по месту,
железный поезд мой ушёл,
неслась вослед ему невеста,
гналась за стрелки, переезды,
в слезах, светясь, как нагишом...

Целая жизнь рассказана перед дорогой.
С уважением

Оба стихотворения очень тронули.

Сергей, приношу извинения, но, мне кажется, в этих строках со стилистикой не совсем благополучно:

Навстречу редким полупьяным
я трижды площадь обогнул,
над башней, камнем-инкерманом,
ведя зрачком - её одну...

С теплом,