Нам и не снилось (ч.2)

Далее наш корабль шёл уже на север, вдоль Атлантического побережья Южной Америки. Погода продолжала нас миловать: дождей не было, хотя порой изрядно штормило. Наша каюта находилась в носовой части, поэтому качало сильнее, и слышнее были тяжёлые удары волн по корпусу корабля. Слева по курсу виднелась бескрайняя аргентинская Патагония, а справа - ещё более бескрайний Атлантический океан. Через пару дней мы пришли в Пуэрто Мадрин - небольшой патагонский городок с памятниками и краеведческим музеем, который порадовал нас и своим хорошим состоянием, и тем, что даже в этой аргентинской глуши люди живут по-человечески. Нам дали безукоризненно выполненный буклет со всеми музеями Патагонии. Их там около пятидесяти! В Пуэрто Мадрине, городке небольшом и захолустном, есть, помимо музея, и другие достопримечательности: модернистский театр, памятники. В частности, мы увидели мемориал погибшим в Фолклендской войне 1981г. Недалеко от города, на здоровенном полуострове находятся лежбища морских львов, но мы туда не поехали. У нас, в Сан-Франциско, этих млекопитающих полно круглый год. Насмотрелись, а, главное, нанюхались!

Следующая остановка должна была бы состояться в небольшом уругвайском городке, севернее устья Ла-Платы. Там несколько интересных музеев, а также отличный песчаный пляж. Но уругвайцы пока ещё не соорудили пирс, к которому корабль нашего размера мог бы пришвартоваться, а волна шла такая, что о тендерах не могло быть и речи. Я это понял до того как капитан объяснил ситуацию по корабельному радио, ибо, стоя на открытой палубе, видел, как к нашему лайнеру подходил лоцманский катер. Подходил от правильно, со стороны, защищённой корпусом нашего корабля от океанской волны, но и в этом случае катер частенько скрывался в пучине.

Наш капитан пытался получить разрешение на досрочный заход в порт Монтевидео (до него - пара часов хода), но безуспешно. Когда мы на другой день пришли в столицу Уругвая, я понял причину отказа. Все пирсы были заняты торговыми судами, работа по их загрузке и выгрузке кипела днём и ночью, без остановок. Посему, в порту просто не было для нас места. Вот и пришлось нам целый день болтаться по неспокойному океану.

Однако, не следует думать, что плавание в океане является в какой-то степени впуспую потраченным временем: организаторы круиза делали всё для того, чтобы пребывание на борту было интересным. Мне например, очень понравился бал в белых одеждах, представляющий собой шумный праздник музыки Латинской Америки. Поскольку около половины пассажиров - латинос, особой организации не требовалось: в центре зала играл танцевальный ансамбль, состоявший из чилийцев, миловидная певица пела, била ладонями в барабаны конго, извивалась в такт музыке своим крепким, богатым на вторичные половые признаки телом, и народ завёлся с пол-оборота. А когда зазвучала мелодия самбы «Бразиль», все словно с цепи сорвались!


Оркестр - в ударе. Радостные лица
Взбодрили корабельный самбадром,
И с первым тактом каждый стал бразильцем,
И палуба под нами - ходуном!

Упругий ритм двудольного размера
Пьянит сильней, чем терпкое вино,
И все поют: "Ма-ма-ма-ма-йо-кьеро!"
Задорно, по-бразильски, озорно!

И, ног не ощущая под собою,
Танцует и ликует эта рать.
Ни пьяных нет у них, ни мордобоя:
Латинос, недотёпы, - что с них взять!

Здесь скуке - не бывать, печали - амба,
Веселие со страстью пополам.
Казалось, сам корабль танцует самбу,
Скользя по обезумевшим волнам.

Обычно, «народное гуляние» в круизах организует и направляет руководитель путешествия. Здесь этого не требовалось: пассажиры изначально были готовы, из их среды появились бойкие, подвижные мужички, не очень молодые, но шибко заводные, и они показали, КАК умеют веселиться латинос!

А на другой день мы прибыли в столицу Уругвая. Одного дня оказалось вполне достаточно для знакомства с Монтевидео. Уругвай - страна маленькая, всего-то более 3 миллионов населения, из которых половина приходится на Монтевидео. Но порядок в государстве зачастую обратно пропорционален численности её населения. Вот и в Монтевидео создана специальная «туристическая полиция», которая патрулирует все места прогулок туристов, блокируя деятельность карманников. Эта полиция примерно наполовину состоит из девушек, они милы и приветливы и, главное для нас, немного говорят по-английски. Так что в столице Уругвая туристам хорошо, о них заботятся. Город приятный, немало интересных памятников. Наш лайнер стоял напротив военного пирса, где в тот момент была сосредоточена почти вся военно-морская мощь Уругвая: восемь или девять небольших сторожевиков, построенных ежели не до Второй Мировой, то сразу после. В этом нет ничего удавительного: маленькая страна, и, соответственно, флот небольшой и не больно современный. Поразило совсем другое: сойдя на берег, мы не смогли пройти мимо красивого, монументального здания в стиле модерн. Построенное где-то лет сто назад, оно выделялось как великолепной отделкой, так и своими безукоризненными пропорциями и внушительными размерами. Естественно, мы подошли поближе, и даже хотели войти вовнутрь. Однако, сделать этого не удалось, ибо в здании располагается Генеральный штаб ВМС Уругвая. Когда с верхней палубы нашего лайнера попеременно смотришь на этот здоровенный генштаб ВМС и на более чем скромные суда ВМС, становится смешно! Нашим адмиралам лучше это здание не показывать: помрут от зависти!

На следующий день корабль пришёл в Буэнос Айрес. Об этом городе я впервые услышал ещё в далёком 1942 году, в эвакуации:


За окнами - пурга. Мороз - сердитый,
И ветер прорывается извне.
Я коротаю время с бабой Витой
В нетопленной челябинской избе.

Нам голодно, но взгляд бабули светел,
Когда она рассказывает мне,
Что мiсто Бонасарес есть на свете,
В какой-то неизвестной стороне.

Там буду я. Лишь подрасту немного,
На станцию схожу, куплю билет,
И ждёт меня далёкая дорога
В край солнца, хлеба, яблок и конфет.

Мечта о чудном городе, конечно,
Не скрасила бабулино житьё.
Челябинское кладбище навечно
Явилось Бонасаресом её...

А я подрос. Но в памяти осталось
Название, не ведомое мне.
Конечно, это был Буэнос Айрес,
Богатый и приветливый вполне.

Наверно, кто-то, отчий дом оставив,
Добравшись до серебряных краёв,
Прислал письмо в родимый Миколаiв
О диве, где, лишь сумерек покров,-

Огнями зависает тёплый город,
В нём каждый благоденствие нашёл.
Там позабыто, что такое голод,
Холера и чума. Там - хорошо!

Танцуют танго в сладостной истоме,
Неведом за детей и внуков страх,
Там добрая земля, там нет погромов,
Что каждый год в таврических краях.

И эти слухи в воздухе витали,
И эту смесь из правды и вранья
Взлелеяла, запомнила, впитала
Безграмотная бабушка моя.

*****
Жизнь - позади. Я бережно касаюсь
Былого, я нащупываю нить...
Пора. Пора слетать в Буэнос Айрес,
Надежды бабы Виты воплотить.

И вот свершилось: я в Буэнос Айресе. Чтобы получить полное представление о городе, мы заранее, через Интернет, договорились об экскурсии с русской жительницей аргентинской столицы. Мы встретились на выходе из порта, и целый день Людмила возила нас по городу, показывая и рассказывая. Нам представился многоликий огромный мегаполис: от дворца президента до парков и даже до района трущоб, в котором мы, правда, не вылезали из машины. К сожалению, районы трущоб есть почти во всех странах Латинской Америки, от Мексики до Аргентины. Одни бразильские фавелы чего стоят! Причины две: сильное имущественное неравенство при недостатке эффективных социальных программ и тёплый климат, позволяющий жить в трущобах. К сожалению, эта социальная среда порождает целый ряд криминальных проблем, из которых для туристов самой болезненной является проблема воровства. Мы были предупреждены заранее, поэтому попытка ограбления была нами пресечена. А вот супружескую пару из Чехии ограбили. В результате они потеряли все видео- и фотоматериалы, заснятые во время круиза. Обидно-то как! Увы, воры продолжают свою деятельность, а полиция - свою бездеятельность. В этом смысле Буэнос Айрес не хуже и не лучше других городов.

А в остальном - восторгам не было конца. Начнём с главного проспекта города, Авениды 9-го июля, на которой, кстати, находился наш отель. Москвичи, питерцы, парижане или берлинцы (список можно продолжить!) могут только развести руками, если узнают что на этой самой «авениде» по семь-восемь полос движения в КАЖДОМ направлении, не считая боковых проездов, в которых имеется ещё по три полосы с каждой из сторон. Другие авениды, конечно, поуже, но тоже не бедные. Короче, ни одной пробки я так и не увидел. Город создавался с размахом, правители не скупились ни на памятники, ни на красивые здания, ни на архитектурные ансамбли. Всё делалось по-купечески шикарно, хотя и не больно изысканно: известнейшие европейские архитекторы не спешили в далёкую страну, и Буэнос Айрес застраивали местные зодчии. Тем не менее, результат получился отличный. Даже кладбище в районе Риколето, где, кстати, покоится знаменитая Эвита де Перон, национальная любимица аргентинцев, являет собой несомненный шедевр. Это настоящий город мёртвых. В нём нет могил - только многоэтажные склепы, причём этажи идут вниз, образуя пространства, в которых покоятся усопшие. Таких красивых надгробий и склепов я не видел нигде. И всё сделано из натурального камня!

Вцелом, город своим роскошеством напоминает Сидней, где также каждый гость чувствует себя комфортно среди богатых зданий и величественных памятников. Ну, а тонким ценителям архитектуры могу предложить улицу Зодчего Росси в Питере, или улицу Риволи - в Париже...

Кстати, о Париже я вспомнил не случайно. Подобно Монмартру, в Буэнос Айресе есть район Ла Бока, населяемый «богемой». Только если Монмартр расположен на горе, то Ла Бока - в низменной местности, находящейся под угрозой наводнения. Небольшие домики построены из бросовых досок, шифера и прочих строительных материалов, которые, по большей части, были сворованы с ближайшей судоверфи. Там же люди покупали по невысокой цене или просто воровали краски, оставшиеся после постройки или ремонта кораблей. Сложные оттенки на воде не смотрятся. Поэтому цвета красок хотя и были самыми различными, но непременно чистыми. Поэтому и дома в Ла Бока издали выглядят как ковёр, сделанный из ярких цветных заплаток! Это сразу создаёт какое-то праздничное настроение.

Меня пленил район La Boca:
Пускай от центра он далёко,
Пускай мощён он как попало,
Пускай домов красивых мало,
Зато - какие аргентинцы,
Какие здесь девичьи лица,
Какие песни неустанно
Звучат! Как здесь танцуют танго!
Для глаз влюблённых - уйма пищи,
Здесь каждый сыщет то, что ищет!
Здесь зарождаются романы,
Здесь люди от веселья пьяны!

И, пусть сужденья не глубоки,
Мне очень нравится La Boca!

В этом бойком районе много художников и скульпторов, продающих свои произведения, много магазинов и магазинчиков. Даже, если это без претензии на высший класс, то, всё равно, очень трогательно. Богема, приятная ненавязчивая богема!

А претензии на высший класс - в центральных районах, где сосредоточены шикарные театры и концертные залы. Мы побывали в великолепном театре «Танго», где в двухчасовом представлении показана вся история этого танца, где исполнительский уровень всех артистов - высокопрофессиональный. Побывали и в кафе «Тартони», интерьер которого выполнен в стиле Арт Нуво. Это место посещали многие известные люди искусства, гостившие в Буэнос Айресе. Кафе и сейчас облюбовано местными ценителями танго. В «Тартони» инструментальный ансамбль играет в несколько модернистской манере, показавшейся нам нарочитой. Впрочем, танго - всегда танго!


На подиуме пара. Он
Неотразим идальго статью.
Увы, не создан лексикон,
Чтобы синьориту описать мне.

Не отвести влюблённый взор,
Я - в их необъяснимой власти:
Мгновенье каждое – amor,
И каждый шаг - кипенье страсти.

Я потрясён, я опьянён,
Я слышу, кровь стучит в аорте,
Мне пульс даёт банданеон
Своим стаккато, меццо форте.

Пусть танго сотня лет, но вновь
Гляжу взволновано на сцену.
Как хорошо, что есть любовь,
И Терпсихора с Мельпоменой!

Как хорошо, что довелось
Увидеть не в мечтах, а явью,
Как хорошо, что всё сбылось,
О. танго, te amo, I love you!

Аргентинцы — добрый, весёлый и отзывчивый народ. Я обратил внимание на то, как молодые люди ведут себя при встрече на улице или в кафе: они целуются, причём мужчины целуются не только с девушками, но и друг с другом. Поцелуи носят сугубо дружеский характер. Народ симпатичный, мы встречали много красивых, запоминающихся лиц обоего пола. Здесь европейцы (в основном, испанцы и итальянцы) мало смешивались с индейцами. Получился испано-итальянский тип, который, на мой вкус, несмотря на невысокий рост, выглядит лучше его составляющих. Очередная загадка генетики! Очень красивые лица встречаются как среди молодёжи, так и у мужчин средних лет: пышная седина им к лицу. Поймал себя на мысли, что приятно, радостно жить среди красивых людей, даже если все они черноволосые и тёмноглазые!

И особо запомнилась шумная тусовка девочек-подростков, изливавших посредством «речовок» свою любовь к модному среди них канадскому певцу Джастину Биберу. В самом центре, у Обелиска, символа города, собралось около пяти сотен фанаток. Визг стоял страшнейший! Полиция перекрыла одну из восьми полос, дабы какая-либо экзальтированная девочка, оступившись, не попала под машину.

Людмила рассказала нам, что в Аргентине давно сформировалось уважительное и почтительное отношение к женщине. Если женщина идёт по улице, и ей вслед что-то сказали, она может не сомневаться в том, что сказали что-то хорошее.

Политическая активность народа не заметна, если не считать палаток, расставленных на главной площади, у президентского дворца. Этот «лагерь», - объяснила Людмила, - организовали люди, выбивающие себе льготы, как участники Фолклендской войны с Англией. Полиция никого не трогает, требуя лишь соблюдения санитарии и гигиены. Весь юмор ситуации состоит в том, что никто из протестующих не воевал: пока их призывали в армию, война закончилась. Однако они считают, что испытали от призыва стресс, и, стало быть, пострадали. Я подошёл к ним поближе, посмотрел на их заросшие, злобные лица, вспомнил почти такие же физиономии «ветеранов» вьетнамской войны, которые 20 лет назад базарили на улицах Сан-Франциско, вспомнил бомжей из других стран, и тут для меня воочию, во всем своём ужасе предстала последняя фраза Коммунистического Манифеста: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Слава Богу, не соединились...


*****

От путешествия осталось замечательное «послевкусие». Конечно, мы не увидели ни памятников мирового значения, ни уникальных творений матушки-природы, но были великолепные пейзажи, приятные города и приветливые люди. И пусть они могут похвастаться лишь музыкой, танцами да какой-никакой литературой, пусть их «купеческая» архитектура и помпезная скульптура напоминают творения московского ваятеля грузинского происхождения, латинос создают ауру доброты и радости жизни. Приятно находиться среди них. Это дорогого стОит. Спасибо им.

Альбом с фотографиями можно посмотреть здесь:

http://www.flickr.com/photos/reznitsky/sets/72157629588306663/

Это не все снимки, со временем добавлю ещё.

Сэр Хрюк - в ударе. Радостные лица
Взбодрили корабельный самбадром,
Чилийцем, аргентинцем и бразильцем
Я был, хоть старым остаюсь одром!

;))

СпасиБо, Миша!
Живые, зримые картинки. Рассказчик ты замечательный!
Первая часть мне чуть больше понравилась, но "десятку" я поставлю здесь: там уже без меня наставили!:)
Встретил у тебя интересный оборот: "увидеть...явью". Надо проверить, можно ли так. Я как-то привык к "увидеть наяву"...
Здоровья и удачи тебе! И новых увлекательных путешествий!
С БУ,
СШ

Миша, наконец-то руки и ноги дошли до твоих заметок.

Не пожалел, не позавидовал, не загрустил.

Просто отдаю должное и твоему жизненному оптимизму и твоему литературному энтузиазму!