В секретном центре

Дата: 23-10-2011 | 20:05:14




Я давно мечтал посетить это знаменитое на весь мир предприятие. Я не без труда получил допуск, чтобы ознакомиться с этим сугубо засекреченным Центром. Дело в том, что для этого требовалось поручительство от двух по крайней мере роботов, которые могут удостоверить, что я с ними хорошо знаком и тем не менее не распознаю их как роботов. Я обратился к некоторым знакомым, но они после этого перестали распознавать меня. Тогда мне посоветовали сочинить это краткое поручительство самому и подсунуть для подписи какому-нибудь популярному лицу, якобы, с просьбой дать мне автограф. Наконец, через поклонников небезызвестных талантов я за небольшую мзду получил это подтверждение, и оно было принято соответствующими службами.
Поставка роботов в народное хозяйство и соответственно в семейную и общественную жизнь осуществлялась очень продуманно и тонко, чтобы не задеть за живое окружающих людей, произведенных на свет пока еще естественным путем. На какое-то время этот процесс отодвинул в отдаленное будущее более сомнительную проблему клонирования плотского человека. И мне, считающему себя человеком, была интересна эта легендарная фабрика будущего.
Оказалось, что Центр находится в черте города, но население считало, что это обычная фабрика, хотя и большая, а высокий забор и суровая охрана вызывали слухи, будто делают здесь водку или портвейн.
В Центре масса лабораторий, куда меня не водили, ибо я не робот и не все увиденное мог бы выдержать физически и психически. Мне показали только самые очевидные достижения. Я отметил повсюду идеальную чистоту и хорошую акустику всех помещений. Сотрудники и сами роботы были все отлично и по моде одеты, меня даже хотели пригласить на конкурсный просмотр новых моделей для нужд рекламы, там будут в большом количестве жевать жевательную резинку, запивать ее разными сортами пива и так искусно демонстрировать нижнее белье, что никто не заметит под ним металлические детали. Я отказался, я это и так могу видеть каждый Божий день. Не пошел я и на заседание роботов-парламентариев, чтобы не расстраиваться, когда предложенные и одобренные ими хорошие законы все равно не будут выполняться безответственными людьми.
Хотелось побеседовать с каким-нибудь живым роботом. Мне сказали, что я не должен пытать его о так называемом внутреннем состоянии, о свойственной иным людям душе и тому подобных идеалистических благоглупостях. Никакой метафизики! Иначе он вывернет вам все наизнанку, и у него могут полететь дорогие сопротивления. И не спрашивать его о собственном мнении, иного робота тогда уже не остановишь. Собственных мнений у роботов много.
Ввели робота, и я сказал ему – хелло, как погодка? Какая погодка, ответил тот и уставился в потолок. Ну та погодка, которая там, на улице, уточнил я. Тогда и тот уточнил – на улице естественная уличная погодка, там и спрашивайте. Затем возмутился, что его отвлекли от существенных мыслей из-за пустяков, добавил, что он вовсе не расположен отвечать на извечные русские вопросы, и вышел, жутко звякнув зубами.
Я удивился находчивости этого существа. От чего зависят умственные способности робота? От величины головы, ответили мне. Величина головы человека уже ограничена его, так сказать, природным образом и подобием, здесь же мы можем достичь каких угодно величин. Но слишком большую голову не выносит шея. Делали роботов без шеи, тогда они не могли мотать головой туда-сюда, а без этого нет впечатлений, а без впечатлений нет и мыслей. Потом большие роботы неудобны тем, что задевают за потолок и ломают помещения, поэтому мы их пока не создаем, да нет еще и таких глобальных дум, для чего бы именно они понадобились. Кроме того, нам же известно понятие коллективного сознания, поэтому уже три робота, если их заставить думать совместно, будут отнюдь не глупее робота тройной величины. Давайте лучше потолкуем о реальных вещах.
Давайте. И мне поведали о роботах-гидах. Создается поточная линия достопримечательностей, все они радиофицированы. Вы подходите к памятнику Гоголю, нажимаете кнопку и слышите: Я – Гоголь, Николай Васильевич, родился в 1809 году, умер в 1852, являюсь выдающимся представителем классической русской словесности. Получил сюжет от самого Пушкина. Основной вклад в духовное наследие – смех сквозь слезы. И тут же комната смеха и фонтан слез. Вы туда идете, когда Гоголь выключается.
Далее вам докладывают плачущим голосом – следующая достопримечательность – казенный дом, памятник зодчества конца ХХ века, все подходы к нему охраняются государством, чтобы не откалывали куски на память, как от Великой китайской стены. И вот по этой линии достопримечательностей мы пускаем компанию роботов, сначала как туристов. Они самообучаются таким методом: подходит один к другому и умоляет: ты же Гоголь, Николай Васильевич, родился в 1809 году, умер в 1852, ты же пасечник Рудый Панько, и тебе должны шинель выдать, ты же получил что-то от Пушкина?. Тот уж все точно запомнит, память действительно вечная, теперь его можно уже пускать по улицам с толпой туристов. Как только увидит Гоголя, тут же говорит: Гоголь, пасечник, от Пушкина, родоначальник магического реализма. Вся задача сейчас в оглашении, то есть в извлечении звуков, особенно таких, как «л» и «р». «Л» – влажный звук, от частого его извлечения зубы робота ржавеют, он начинает плеваться, туристы обижаются, особенно из-за рубежа, ведь они не догадываются, что их обслуживают роботы. И пока наш опытный гид начинает так: Я – Гого, но это, сами понимаете, не предел. Особенно ловко извлекают роботы гундосые звуки, поэтому в слове Гого они ударение делают на последний слог. Иностранцы это сразу понимают: русская словесность пошла от французов. Пушкин от французов, поэтому передал Гоголю шинель, ей и сейчас сносу нет. А вот у японцев нет звука «л» вообще, и именно в этой области, то есть в области гомонящих роботов, у них выдающиеся успехи. У них робот сказал – сделал, а у нас сделал, а потом уже объясняет, почему и зачем. Наш робот находчивей.
А как робот извлекает звук «р», грассирует ли, когда сознается: Я – робот? Трошки, ответили мне, трошки грассирует. Особенно если дать французского гувернера. Или если робот – японец, тогда он и звук «л» грассирует.
Хорошо, очень хорошо. Вы говорите, Пушкин от французов, водят ли еще и по Пушкину? Конечно, с радостью сообщили, водят, пока, правда, только по цепи и вокруг дуба, Пушкин ведь от французов очень далеко ушел, нам дальше пока нельзя.
Почему же нельзя, странно как-то, я думал, уже и дальше можно, два века прошло, дальше тоже интересно! У нас некоторые так ждут, когда нам нового Пушкина предъявят.
Нельзя, мне говорят. Пробовали после Пушкина, но нельзя дальше, дальше – Лев Толстой. Война и мир. Два века, вы говорите, так у нас опасаются, что если дальше ко Льву Толстому, то мы снова на нас французов накличем. Это нам пока не ко двору, и не то что это нам не по силам, но такой проект мы пока запускать не решаемся. Но к 2012 году и этот проект, возможно, сдвинем с места.
Проект? А может ли робот-гид сказать, по чьему проекту выполнен тот или иной памятник?
Это задача, ответили мне. Дело в том, что робот сам создан по чьему-то проекту, он как бы памятник своему создателю. Поэтому слово «проект» в лексиконе его памяти вызывает сложные ассоциации. Мы уже упоминали, что не следует робота беспокоить по поводу его внутреннего состояния и его собственного мнения. Слово «проект» сдвигает мысль робота именно в эту нежелательную сторону. Он начинает заводиться и поносить именно свой проект и своего создателя. Робот принципиально не религиозен, он не верит, что его кто-то создал, поэтому у него налицо комплекс поношения несуществующего создателя. Хотя создателя быть не должно, но – недовольство собой взывает к создателю, на коего можно свалить собственные неполадки. Если я несовершенен, сокрушается робот, то зачем меня создали? А если я совершенен, то зачем мне голову ломать над поставленными глупыми (несовершенными) людьми вопросами? Мы сейчас ломаем голову над снятием этого парадокса. Хотя сами роботы говорят – покажите нам хоть одного создателя, мы с ним разберемся. И мы пока не показываем. Есть еще слова, вызывающие нежелательные сдвиги в поведении. Скажем, очень волнуются при слове «пуск».
Я тут же подумал о слове «выпуск» и спросил, готовят ли к поточному выпуску роботов-писателей. Конечно, ответили мне. Уже запущены на полную мощность роботы-читатели.
Мне показали читальный зал, где над книгами склонились роботы. Они подняли головы на нас, а кто-то сказал – т-сс. Мы тихонько вышли, а за нами вышли из зала двое и стали быстро-быстро говорить друг другу, каждый свое, но я не мог разобрать, что.
Мне шепотом сообщили, что они так обмениваются знаниями. Каждый делится сутью известной ему книги с собеседником, кстати, одномоментно, тогда как человек так не может. Человек либо говорит и ничего не слышит, либо слушает и молчит.
Действительно, подумал я, сколько времени уходит на то, чтобы вещать, ничего не получая взамен. И как часто мы вынуждены тупо внимать, когда и тебе есть что сказать, но невежливо заглушать собеседника. Получается, что вежливость – лишь дань нашей недоделанности. И тут я полюбопытствовал: когда роботы станут достаточно начитанными, начнут ли они сочинять сами, скажем, кто читал о путешествиях, будут писать о путешествиях, кто читал детективы, будут писать детективы, роботессы будут писать женские любовные романы, а читатели классики будут писать классику.
В недалеком будущем так и будет, ответили мне. Правда, роботессы, начитавшись любовных романов, тут же начинают крутить роман с первым встречным, которым чаще всего оказывается такая же роботесса. Счастливые полов не различают. Они вообще потом ничего и никого не различают, поэтому они крутят свои романы сами уже не знают с кем, и потому они потеряны для творчества. А вот читатели путешествий будут путешествовать по прочитанным местам, где будут исправлять отклонения от прочитанного текста. Это будет весомый вклад в экологию геополитики.
Это меня несколько удивило. Мало ли что писали путешественники в свою эпоху. Допустим, в изложении Ключевского находим, что согласно Адаму Олеарию из-за ночных разбойников ночью нельзя ходить по Москве без оружия и спутников. Что же сделает робот, начитавшийся сказаний иностранцев о Московском государстве, попав в Москву? Потребует спутников? Оружия? Будет восстанавливать число разбойников до соответствующего букве ветхих описаний?
Мои спутники засмеялись. Оказывается, разбойники роботов не пугают и являются для них чисто научными объектами. Ведь во времена Адама Олеария роботов не было, вот и расплодились разбойники. А нынешние разбойники ночью даже наткнуться на роботов боятся, что с них взять-то, с роботов, поэтому орудуют разбойники только днем, когда робота от человека можно отличить по толщине бумажника. А по ночам ходить по Москве, почему не ходить, ходите! Наши ходят.
А что будут делать роботы-детективы? – напомнил я.
Читателям детективов будет дана полная свобода. Нам самим любопытно, к чему они склонятся, станут ли состоятельными уголовниками или пополнят собой плеяду малооплачиваемых сыщиков. Многие дошли своим умом, что уголовников ловят только в художественной литературе, для чего она собственно и сочиняется, поэтому не хотят заниматься пустым делом. Но есть и романтики, которые любят искать тех, кто прячется. Они не знают, что никто не прячется.
А читатели классики начнут, а иные уже начали, экранизацию классики.
Но это же опасно! – воскликнул я, хотя я почти свыкся с мыслью, что здесь всему голова – чистый разум.
Ничуть не опасно, успокоили меня. Любая экранизация окупается, ведь кино увлекает сегодня все больше людей, поэтому у них все меньше охоты читать книги. Тем более что кино уже цветное, а книги все еще черно-белые. К тому же для нас это самый простой способ догнать и перегнать Америку!
Но я имел в виду вовсе не это, я полагал опасным, что роботы станут уголовниками. Ах, это, утешили меня спутники. Если иные и станут уголовниками, то большинство из них тут же поймают. Ведь ловить их будут не только роботы-сыщики, но и сыщики-люди, а также сами уголовники, люди, возмущенные самозванцами. Вы же знаете, между нами говоря – все остается людям! Тут мне подмигнули. Я снова убедился в величии чистого разума.
А как дела с экранизациями? Оказывается, снимают фильм по Тургеневу, «Отцы и дети». Конфликт между роботами двух поколений. Новый русский Базаров, демократ и либерал, пилит автогеном ископаемые танки, ищет, что у них внутри. Внутри пусто, обнаруживает он, но если он сам туда залезет, тогда он сам – внутри. Это заставляет его задуматься о своем месте в мире. Потом он умирает, заразившись от танка ржавчиной, скрипит, но умереть не может, так как надежно свинчен. Тертый калач – отзывается о нем баба с электронным мозгом. Фильм жизнерадостный, показывающий, что все поколения роботов могут сосуществовать.
Еще снят фильм «Нос» по сценарию Гоголя. Ново, неожиданно. Дело в том, что обонятельная система является одной из самых сложных, поэтому есть слуховые и визуальные усилители, но нет обонятельных. И нос, отдельный от робота майора Ковалева, действительно такой же, как он, по величине и даже по виду, но интимно куда сложнее и таинственнее самого майора, а то и полковника. Затем с помощью наших ученых нос становится все портативней и портативней и, наконец, занимает свое естественное место на лице майора, но уже в качестве произведения искусства.
Великолепно! – изумился я смелости замысла и исполнения. А каковы будут «Мертвые души» в изложении роботов? Плюшкин экономичен, но маломощен, Собакевич потребляет больше энергии, но и выдает больше полезной информации, У Коробчки плохо с оперативной памятью, Ноздрев то и дело глючит, но рвется обыграть компьютер в шашки. Главный герой, бывший программист, скупает списанные модели, чтобы сбыть их иноземцам как ископаемые ценности на запчасти. Но сбытые ценности скопом бегут назад в отчизну, обогащенные опытом и валютой, и начинают гражданскую войну с новейшими моделями за сферу влияния на еще человеческие умы, а потом…
Т-сс, – засипели мои спутники, – роботы могут нас услышать и глубоко задуматься над вашими идеями, а некоторые просто обидятся. Ведь у нас, простите, так уж по проекту задумано, что, когда мы их в свет выпускаем, у них у всех эти самые, гоголевские имена. А в свете, то есть когда они настолько отлажены, что могут справить совершеннолетие, они имеют право при смене технического паспорта на гражданский выбрать себе другое имя, но пока только гоголевское. Уже пушкинские имена им не нравятся. Так что вы не путайте наши планы и не смущайте их невинные души. Т-сс!
Я вспомнил, какая здесь замечательная акустика. На этом мое посещение закончилось. Я только должен был расписаться в огромной гостевой книге, просто отчетливо вписать свое имя рядом с уже заготовленным клише – БЫЛ ЗДЕСЬ.
Заходите к нам через сто лет, – доверительно предложил на прощанье, кажется, самый главный, – будем очень рады, вы оцените наши новые успехи на поприще инженерной подготовки человеческих душ, а мы на вас посмотрим, как там в вас душа держится!
Еще один из моих молчаливых спутников наклонил ко мне свою довольно большую голову и шепнул: вы этого Чичикова не слушайте, заходите, кстати, и не так поздно, обсудим кое-какие ваши мысли. Найдите меня, меня здесь каждый знает, я – Гоголь, Николай Васильевич, родился в 1809 году от Пушкина, являюсь и по сей день выдающимся…

Прелестно... Особенно этот пассаж: " Счастливые полов не различают. Они вообще потом ничего и никого не различают, поэтому они крутят свои романы сами уже не знают с кем, и потому они потеряны для творчества. А вот читатели путешествий будут путешествовать по прочитанным местам, где будут исправлять отклонения от прочитанного текста. Это будет весомый вклад в экологию геополитики. "

Еще бы раскрасить поярче...