Византия

Дата: 17-10-2011 | 16:46:59

Солдат не спит. На башне от тревог
он защищен, как будто оберегом.
Империя – тиха, покуда в ней дорог
не видно под разливом или снегом.

Возле зубцов достроенной стены
- на высоте - он не услышит плеска
дельфинов подплывающих. Полны
все погреба в столичных и эдесских

домах - бобами, солью и вином.
Прасины и венеты* все полотна
свернут до новых скачек. Ипподром -
пустеет. Лишь Змеиная колонна

и обелисков ряд - пересекают круг,
очерченный трибунами, что шёлком
накрыты были. Сотни тысяч рук,
когда борьба с медведем или волком

заканчивается кровью – взметены
на ярусах. И, став слоновой костью,
циркач и зверь навечно сплетены,
и вновь окружены многоголосьем.

Здесь статуя того, кто всех сильней,
и чудеса – от Кипра до Солуни,
и вход, с квадригой бронзовых коней, -
освещены весенним полнолуньем,

которое из душной темноты
со звёздными равняет небесами
верхушки кипарисов и листы,
что купол золотят над парусами,

наполненными пением. И вверх
они возносят, видимый с пролива,
купцам венецианским, и для тех,
кто виноград и чёрные оливы

растит в горах - равноконечный крест.
Он первый луч замеченный - с востока
на землю отразит, чтоб перемена мест
его - возможною не стала. И до срока

запущен ход всех солнечных часов.
В реке лосось подталкивает Образ
к рукам крестьянки, чтобы для Весов
настало равновесие. И сто раз

монах неспешно в гулкий семантрон
бьет молотком у деревянной двери.
На платье Лик навек запечатлён.
И смальтою продолжен в полусфере.

Под ним, стоящий прямо, неофит
задержит учащенное дыхание.
И тихий свет на время приоткрыт
пока еще доступному молчанию.

20.06.2010 г. 22 ч. 22 мин.

*Две конкурирующие спортивные, а затем и политические группировки - болельщики конных состязаний, обозначавшие свои пристрастия соответственно зелеёными и синими полотнами.


Солдат не спит. Здесь, у себя, на башне
Он защищен, как будто оберегом.
Империя – тиха, пока ни пашни
Сухой не видно, ни дорог под снегом.

Великолепно! Такая Византия нам нравится!