Как Мышка обретала духовность

Дата: 18-09-2011 | 12:41:47

Однажды Мышка, совершая на ближнем рынке утренний шопинг, вдруг…

О, этот «вдруг»! – Волшебная палочка всех творческих личностей! Взмахнёшь этим вдругом – и сразу происходят самые невероятные события, которые и вообразить-то без старого преданного вдруга было бы невозможно!

Шла она себе мимо между пирамидами – как в египетской Долине Царей – абрикосов, бананов, вишен… И так до конца алфавита: до яблок – и вдруг увидела пухленькую мышь, чей наряд и макияж поразил мышиное воображение!

Та мышка было обёрнута лёгким куском ткани в каких-то блёстках, на который все оборачивались, усы – усыпаны тоже чем-то блестящим, на мордочке – прямо на лбу – прилеплена какая-то сверкающая капелька-не-капелька… Лепота! У нашей Мышки даже дух захватило от всего этого велико лепия…

В тот раз она была так поражена, что даже и не подумала заговорить, познакомиться. Но сейчас! – Час настал. С лёгким трепетом знаменитых длинных ресниц наша Мышка заняла очередь за сыром за прекрасной незнакомкой, а пока – разглядывала очень соблазнительную головку пармезана, выполненную в форме кошачьей головы. Выходило не так уж и дорого.

А великолепная жена (Мышка сразу почувствовала шестым мышиным чувством, что перед нею стояла не беспечная девочка, но достойная жена и мать большого мышиного семейства) – великолепная жена объясняла продавщице глубочайшее сущностное различие сыров на животном сычуге и – без. Необозримый кругозор вперёдстоящей потряс нашу Мышку ещё глубже, чем её наряд, и Мышка ловила каждое слово из безусловно накрашенных губ…

Слово за слово – и вот они разговаривают, будто старые знакомые! Всё-таки сыр – великий катализатор мультикультурного единения; сравниться с ним может разве что огарок сальной свечи, но где он нынче – неизменный Герой, Монарх и Трикстер всех мифов, легенд и преданий? Архетип, Идеал всего Высшего, что только может быть достигнуто мышью, пребывающей в норке земной юдоли?.. Мышка ещё и не подозревала тогда, как ужасно это общемышиное заблуждение коллективного бессознательного, всей славной многовековой мышеанской философии… Но об этом ещё будет вписана лужица слов в повествование о высоком духовном поприще новообращённого грызуна.

Вскоре Мышка уже совершенно самостоятельно могла заматываться в блестящий кусок дрянной ткани, которую оборотистые торгаши везли аж целыми тюками через горы и реки прямо из обители свежесрубленного бога, чья синяя физиономия среднего пола теперь украшала мышиное святилище. А вокруг – кто ещё на ветке, кто уже на заднем сиденье «Мерседеса» представительского класса, располагались все Великие Учителя замечательной импортной религии. Религия была новенькая – прям с иголочки: её придумал один индус в годах 60-х прошлого века. Незадачливый коммивояжёр с неопределённым католическим образованием никак не мог наладить свой бизнес, пока не осенила его гениальная своей простотою мысль: вон под боком целая Европа прозябает без такой продукции, а за океаном – уж не знающая, куда б ещё деньги девать – Великая Америка!.. «Эврика!» – воскликнул на хинди предприимчивый комми и незамедлительно отплыл в Страну Безграничных Возможностей, ведь на родине – отечественных производителей этого, как у него, товару – на любом углу по четыре лотка – уж такова древняя индийская традиция!

Как мудро замечает старинная русская поговорка: «одно не тонет» – и вскоре уже толпы хиппи, бомжей и заслуженных телезрительниц со стажем ходили стадом за новеньким костюмированным мессией в облаке восточных благовоний... Ведь он раскручивал Ведическое учение – пусть сильно просроченное, но ещё авторитетное, как и положено старым брэндам. Слил туда не менее популярное в Штатах христианство – не пропадать же католическому образованию – и новый коктейль расходился почти так же лихо, как признанная народом Pepsi!.. Постепенно жизнь налаживалась…

Отныне Мышка с новой подружкой ежедневно старательно проборматывали 1728 раз имя синенького боженьки с неопределённой сексуальной ориентацией и регулярно ходили в специальное здание, выделенное Управлением внешней разведки, стучать лбом об ламинат перед жуткими клыкастыми мордами, изображающими небесное руководство организации. Художник замечательно передал его суть – ведь форма всегда определяется содержанием!

В Управлении внешней разведки считалось очень важным каждое утро повторять 1728 раз «харекришнахарекришна» – основное условие превращения человека в зомби. Тема зомбирования вообще приоритетна во множестве сверхсекретных лабораторий и любой вклад в её решение значим и ценен куда больше, чем какое-нибудь очередное новое оружие массового уничтожения. В её решении кровно заинтересованы все политики, генералы, крупные бизнесмены, религиозные лидеры и прочая сволочь высокого ранга…

Ела нынче Мышка не за столом, а с полу – как и положено животному. Тоже психологически весьма действенный приём. Спала – не на своём знаменитом матрасе, где белоснежные барашки облаков бежали по голубому краю над кленовым огнём и золотом, а тоже на полу – на тюфячке… Еда именовалась теперь «прасад» и представляла собой овощное рагу на базе картошки, о которой древняя индийская культура слыхом не слыхивала!

Все прабхупанцы страшно гордятся своим вегетарианством – надо же хоть чем-нибудь гордиться для повышения самооценки! Особенно, если больше-то однозначно нечем – ведь суть немногочисленных, как они их называют, «духовных практик» как раз в обратном: стереть те не многие черты, что ещё отличают человека от домашнего животного. Про таких сами экспериментаторы говорили с ухмылкой: «попали в прасад»…

Сейчас Мышке стало жить легко – мир сделался таким ясным, открытым и простым: пьёт кофе и курит – наркоман (плохой человек); вегетарианец – хороший человек; бормочет «харекришна» – очень хороший; читает лекции про харекришну – лучше некуда… А три большие звезды – генерал-полковник…

Невежественной Мышке было невдомёк, что самый известный во всём мире некурящий и непьющий вегетарианец – Адольф Гитлер.
И культурный досуг наконец-то определился! Теперь он проходил исключительно в коллективе таких же «преданных». Так себя самоназвали эти бедолаги, не уточная на всякий случай, кто кого и зачем предал…
И все они – пели! Хором, понятное дело. Правда качеством вокала да и вообще музыкальной стороной ребята не заморачивались, зато слова были потрясающе возвышенные и выразительные: «Харекришнахарекришна…» А что ещё нужно?

Очень содержательный досуг.

Главное – не результат, а участие.

Или, скажем, производство из сухого молока с маслом, сахаром, грецкими орехами шариков… С последующей раздачей, кому их особенно не хватает. Одно из постоянных важнейших составляющих духовной практики.

Всё – совершенно самостоятельно, т.е. очевидно приближая Мышку к совершенству!

И, наконец, главная перемена в мышином сознании произошда вскорости: Мышка перешла на санскрит! Ну конечно не то, чтобы уж так прямо на всамделишный санскрит – откуда бы ему взяться? – а на санскрит из книжек Его Божественной Милости А. Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады. Во кого! Не узнали? А это наш старый знакомый – комми, от которого остались только две малозаметные буковки «А. Ч.» – Абхай Чаранаравинда – так он писался в паспорте. Ведь для полиции и таможни Его Божественной Милости маловато будет… В его великой куче толстых книжек вполне набегает два-три десятка слов на санскрите (со вздохом умолчим о произношении).

Есть у Мышки в знакомых попугай Юрочка. Он всегда вежливо представляется незнакомцам первым: – Ю-р-р-оч-щ-ка! – И всегда поражает Мышку богатым лексиконом. Но его клюв вполне сравним с хорошими кусачками и, может быть поэтому, Мышка с ним не особенно сближалась. Но новые друзья – совсем на Юрочку не похожи!..

Конечно, Мышка и не подозревала, что организация всякого, даже самого паршивенького, эгрегора начинается с создания своего отдельного специального языка. Есть язык уголовников – знаменитая «феня», по которой бОтает половина России и последней русской эмиграции, жаргоны пиарщиков, бухгалтеров и др., речь на которых обычному человеку ни в жисть не понять! Для того они и делаются – чтоб клиентов объегоривать сподручнее… И она легко заглотнула этот тупой крючок, тем более, что родного языка-то толком никогда и не знала – так, сотню-другую слов мышиного обихода…

Верный и закалённый в испытаниях поросёнок Хрю как-то незаметно совсем исчез из волшебно преображённой мышиной жизни. Ещё в самом начале, когда Пи с восторженным писком, всплескивая передними лапками, поведала ему о Божественных переменах, Хрю очень пристально и как-то странно остранённо заглянул, приблизив пятачок к усам, ей прямо в глаза – никогда раньше Мышка не замечала за ним этого – и вместо обычных мудрых замечаний о сути – довольно невнятно и сбивчиво пробормотал нечто не вполне вразумительное о свободе воли, личностном выборе, космическом Законе Усложнения… Тогда Мышка не особо вникала в услышанное, захваченная собственными яркими открытиями, а потом – тем более экзотика и броская (т.е. бросовая) пёстрая новизна расцветили её серые будни. И Хрю, как-то само собой, отодвинулся на обочину открывшего блестящего поприща… Правда однажды он сам заявился и завёл, как обычно издалека, разговор о, как показалось Мышке, совсем не идущих к делу вещах: формировании личности, искусстве, творчестве… В общем о всякой ерунде, если сравнивать с Высшими Идеалами, которыми теперь жила Мышка: служение прям самому Господу, достижение Совершенной Духовности, отрешение от мирской иллюзии жизни… И Мышка снова поймала на себе тот его взгляд, что опять не смогла внятно определить: словно Хрю пытался разглядеть в ней какую-то тонкую и мелкую детальку и никак не мог её толком увидеть…

Пи как раз собиралась на очередной прабхупанский праздник (а праздники у них шли сплошняком) и она не особенно вникала в тонкости поросячьей философии – у неё теперь была собственная – в десять раз круче! Полученная прямо из почти первых рук Самых Великих Учителей! Которые ещё 5000 лет назад так же доходчиво объяснили всё на свете всем людям! Конечно Мышка давно забыла любимую детскую игру далёкого прошлого – «испорченный телефон» – в которую они с мамой и бабушкой играли в уже затуманившемся невозвратимом детстве…

«Харекришнахарекришна!..» – подумала Мышка и радостно устремилась по не зарастающей народной тропе в ХУВНЕРАЗ – Храм Управления Внешней Разведки – на очередной праздник с пением и плясками, со сладкими шариками из сухого молока, в облака восточных благовоний перед клыкастыми мордами небесных управителей, дабы предаться преданному им служению…
Поросёнок глядел вслед – на усыпанный сверкающими блёстками мышиный хвост, и думал: «Конечно крошечный разум мелкого грызуна не в состоянии вместить представление о Господе-Вседержителе. Господь существовал и до сотворения Земли, и до строительства Млечного Пути, и до создания всего Мироздания… Существовал ещё до всего сущего. И пребудет, когда ничего не станет.

В этом свете и масштабе ужасно комично выглядят неустанные попытки бесчисленных коммивояжёров приватизировать Всевышнего на своё имя. И неисчислимые стаи грызунов Америки, Индии, России, Ближнего (и весьма Среднего, понятное дело) Востока затапливают собой – затаптывают – прекрасный зелёно-голубой шарик многострадальной планеты, завороженные дудочками неутомимых и бессчётных крысоловов…

Наркотик власти – высшая власть на Земле!» – ясно видел поросёнок, глядя на удаляющийся сверкающий мышиный хвост. И в сознании Хрю Ягуарского проходили незримые цивилизации, сменяя друг друга, по заколдованному кругу магических ритуалов, предназначенных вечно замыкать чёрный колдовской круг…

Поросёнок перевёл взгляд на полыхающий красно-фиолетовым цветущий стебель чертополоха поникающего (Carduus nutans), над которым завис тоже задумавшийся о чём-то своём мохнатый Bombus bombus, будто рекламирующий жёлто-чёрными полосками Билайн, и решил, что они-то как раз останутся и в этот раз, и, кто знает?, быть может дождутся, наконец, появления расы Mus sapiens – мышей разумных – разорвавшей проклятый заколдованный круг…

И поросёнок благодарно оглядел полянку, где незаметно глазу, но ощутимо взгляду, уже проступала на всём тончайшая чистая голубизна самого начала великолепных сумерек!


P.S.
Для снятия программы зомбирования,
по крайней мере необходимо желание самого пациента.
Как показывает практика,
за помощью уже не могут обратиться люди, пришедшие из
кришнаитов, мормонов и многих других религиозных сект.
Настоящее бешенство прорывается и у
«заядлых» христиан любого толка.
У таких людей практически стёрто собственное эго.
Просто их, как личностей уже нет.

В. Рогожкин «Эниология» с.190


сентябрь 2011
LXII.21

Дмитрий, открыла в Вас ещё и талантливого прозаика. ) С интересом следила за превращениями Мыши. Воистину - заставь дурака Богу молиться...

У меня первыми игрушками - в подвале на Петроградской - были книжки и мышки... Вместе они могут всё...
Вот и не верь после этого в переселение душ...

Вот уже несколько дней хожу вокруг этого текста кругами, да все не решаюсь писать комментарий. И не могу понять, что же вызывает у меня затруднение...

Текст написан безусловно хорошим языком (одно только "каждое слово из безусловно накрашенных губ… " чего стоит!). Ирония тонка и изящна. Порыв (поставить на место мышей, решивших, что они общаются напрямую с Господом) - благороден. Так какие проблемы? Почему у меня не выходит "восторженный" отклик к несомненно интересному и добротному тексту?

Наверное, потому что после третьего (чуть более вдумчивого) прочтения меняются акценты. Например, притягивает внимание фраза: "Наркотик власти – высшая власть на Земле!» – ясно видел поросёнок, глядя на удаляющийся сверкающий мышиный хвост. И в сознании Хрю Ягуарского проходили незримые цивилизации, сменяя друг друга, по заколдованному кругу магических ритуалов, предназначенных вечно замыкать чёрный колдовской круг…". И с ней хочется поспорить... Хочется спросить, почему Поросенок выискивал детали в Мышке, невзирая на свой пятачок. Как реагировали другие Мыши на приобщение и т.п. Несколько огорчает высокомерная позиция мышеведа-поросенка (и почему это именно поросята лучше всего "разбираются" в тайнах мышиной души?)... Ритуализация сакрального - неизбежный процесс, сваливать все на спецслужбы глупо. Подобные объединения возникают по воле тех, кто хочет быть вовлеченным...

Одно могу сказать: текст, к которому хочется возвращаться -хорош... Даже если тезисы спорны.

С ув.,
Н.Р.