Господни голуби и прописи...

Дата: 22-03-2011 | 14:10:01



Вечера Купалы


П.Ш.


Вот подстаканник опять зазвенел -
вьются в металле зубчатые листья
и винограда зернистые кисти
в переплетенье растительных тел.
Это опять тридцать лет над тобой
вдохом и выдохом памяти смыло -
в кронах стокрылое загомонило,
тридцать смертей отметая листвой.
Вот, через сад тёмно-синий идёшь,
внука в махровом несёшь полотенце -
и всё роднее, вплотную, два сердца...
Ярок небесный над яблоней ковш!
В эти, Купалы-Петра, вечера
нет и полмысли ещё о разлуке -

всё ещё в силе могучие руки,
для казака шестьдесят - не пора.
Пахнет от вишен прозрачной смолой,
веет заваркой с веранды огнистой.
Экий ты, деда, большой да плечистый,
щедрый чуть хмурой своей добротой...
Слышишь, осталось от дюжей руки,
от светлякового сада пространства
то сокровенных минут постоянство,
что не рассыпать уже на куски.
Чуешь, не глина в очах, не песок -
тридцать погибелей враз отметаешь,
ломтики яблок в стакан нарезаешь,
в золотобокий крутой кипяток!





* * *



Давным-давно бы скрылся в чаще я -
замаливать в скиту грехи,
но есть ведь люди настоящие,
есть их, о подлинном, стихи!
В газете ль серой отпечатана
иль в неприкаянных глазах,
их правда есть, и жизнь на атомы
не разлетелась в пух и прах.

И Слово, сгусток тяготения
до хруста сдавленной души,
всю смуту, весь безбожный день её,
во ржавой пересилит лжи.
И паству отвести от пропасти
сумеет. Разве же не знак? -
Господни голуби и прописи
белеют явственно сквозь мрак.

Волнующе и мудро, страстно и глубоко, выпукло и сочно!..
Что ж вы со словом и с нами творите, Сергей Константинович!
И хорошо, что "для казака шестьдесят - не пора."

С уважением, Лев.

"в кронах стокрылое загомонило" - всколыхнуло память:
в Каменке-Днепровской, на старом орехе, умащиваясь ко сну.
Спасибо, Сергей.
В.П.

И Слово, сгусток тяготения
до хруста сдавленной души,
всю смуту, весь безбожный день её,
во ржавой пересилит лжи.

И Ваше слово тоже...