Глядь, по-прежнему пьян милый храм ...

Дата: 17-09-2010 | 15:31:37





* * *


Огурцом малосольным меня угощал хлебосол.
Бог те в помощь, кормилец! Похоже, не так уж и зол
этот мир на ветру - семижильные плети травы,
этот двор на юру - трёх подсолнухов три головы.
Самопальным стихом привечал меня брат-рифмоплёт.
Не робей, сизый сокол, - да сбудется твой перелёт
через тучную плоть многодетной степной полосы
от речушки Воронеж до жёлтого моря Ян-Цзы!

Родниковой слезой меня друг гололобый поил,
новой жизни алхимик, прагматик, зануда-зоил.
Говорил откровенно: "Да брось наконец ты херню!
Не ко дню соль-бемоли твои и псалмы не ко дню..."
Ну и что мне ответить премудрой босой голове?
Жизнь одна у меня, а возможности, стало быть, две:
то ли вес обрести, устремясь за большой молотьбой,
то ли плыть по воздушному руслу на пару с Тобой, -

лишь с Тобой, камертона держатель и ритма отец,
мимо козлищ, родимо-рогатых, и рыхлых овец,
мимо рифм перекрёстных да урок с нательным крестом,
да смоковниц, родящих бок о бок с терновым кустом.
Одуванчик откроет зрачок-золотник поутру:
глядь, по-прежнему пьян милый храм на юру, на ветру.
Огурцом малосольным целит меня вновь книголюб,
не укором - елеем укропным касается губ...

Смачно и ароматно!
А.К.

:)) (с кривоватенькой усмешкой) Эк, Вас действительность достала в последнее время, Сергей Константинович! (Я правда не знаю, когда эти стихи написаны, но раз вывешены ныне, значит считаете их для себя актуальными, я так думаю).
Стихи, кончно же, хороши, хотя натура не радует. Но, думаю, мы ещё застанем натуру и по приятнее.

С неизменным уважением, Лев.

И всегда быть средь первых.
Как Басё, Вам бродить по росе,
Вам, создатель шедевров –
подарков, бесплатных для всех.

Сережа, просто сердце замирает…

Сергей!
Меня покорило Ваше стихотворение.
Я знаю : когда читаешь Ваши стихи, надо проникнуться их интонацией (она всегда предельно искренняя, о чём бы Вы ни писали) и стараться скорее перенестись в тот мир, который возникает перед тобой.
В этом стихотворении два мира. Одни - внешний и легко обнаруживаемый. Он создаётся нарочито обыденной, сниженной и просторечной лексикой (глядь, огурец малосольный, самопальный стих по аналогии с самопальной водкой. херня, соль-бемоли твои, козлища родимо-рогатые, урки с нательным крестом, зрачок-золотник, елей укропный).
Но по мере движения лирического сюжета открывается иной мир. Мне было интересно наблюдать, как меняется фигура одного из сотрапезников- спорщиков (чуть было не сказала - собутыльников.) Градация эпитетов показывает, как выглядит и что на самом деле представляет собой этот второй герой : брат-рифмоплёт, друг гололобый, зануда-зоил, премудрая босая голова, книголюб. Из рифмоплёта он вырастает в фигуру философа (во всяком случае, сократовский лоб дважды подчёркнут в его портрете).
Спор-беседа, дружеская попойка происходит на фоне храма, кажущегося "пьяным", и кажется, что снижена не просто беседа, а само понятие веры.
Но это не так. Сразу скажу, что в стихотворении есть и истинная вера, и такая отзывчивая на добро душа, которая встречается не во многих стихах, где слово "душа" и клятвы в любви Богу через слово.
О Боге сказано : "Ты, камертона держатель и ритма отец".
Вроде бы снижено и обужено, а на самом деле - это одно из самых возвышенных сравнений, которые мне приходилось встречать.
И это и есть второй - искомый и подлинный мир стихотворения, не отвергающий первого.

И когда читаешь последние строчки : "Огурцом малосольным (...) не укором - елеем укропным касается губ", то понимаешь, как взаимодействуют, как связаны меж собой эти два мира.

Спасибо, Сергей!
А.М.

Зримо и осязаемо!..
И свежо неожиданно...
Комментировать поэзию - выходит всегда косноязычие... (У меня - потому что весь ухожу в другого - автора...)
Спасибо.

В твоих стихах, Сергей, привычный мир преображается, и нам итересно видеть его другим, более насыщенным.

Геннадий