Читая Хлебникова

ЧИТАЯ ХЛЕБНИКОВА


На Руси повелось издревле:
Для спокойствия духа в народе
На печи Илья Муромец дремлет,
А в округе юродивый бродит.

Если вдруг супостат навалится
Потрясать в государстве основы,
Замахнётся Илья грозной палицей,
А юродивый скажет Слово.

И такая в том Слове сила,
И такая у палицы слава,
Что какой ни полезет, псина,
Сразу тут ему швед и Полтава.

Опасаюсь, кто-то нахмурится:
- Не по теме рифмуете вроде Вы?
Промолчу я дальше про Муромца,
А поэт на Руси – юродивый.

Босиком, с холщёвою торбой*
Не идёт он дорогою торной,
Выбирает тропинки странные,
Крест несёт, растравляет раны.
Изрекает пророчества смутные -
На века, а не сиюминутные,
Их вплетает в заветные песни свои
И умрёт, не дойдя до Персии.
…………………………………………..
Что ж сегодня? Коль враг навалится,
Кладовыми сибирскими влЕкомый,
Замахнёмся ракетной палицей,
А вот Слово сказать-то и некому…
____________________________
*Если верить В.Катаеву, Хлебников
носил разрозненные листы рукописей
в холщёвой наволочке.


Здравствуйте, уважаемый Владимир. Знаете, меня несколько царапнуло " смутные" (пророчества). Наверное, я излишне сфокусирован на одном из значений( "смутный" в значении "относящийся к смуте"), но что-то никак не могу преодолеть это в себе, простите.
Работа замечательная, но мне хотелось бы поговорить об отвлечённом. Ведь Хлебников предложил совершенно иной путь развития поэзии, но страх опять победил (свобода- это страшно). И вот я мучаю историю сослагательным наклонением : а что бы приключилось, если бы тогда русская поэзия пошла по хлебниковской тропе?! И у меня в мечтах просто праздник какой-то!
Спасибо Вам и прошу прощения за отступление от темы.