«Секретики» вчерашней эпохи…

Дата: 25-05-2010 | 20:56:50


•Я делаю «секретик»: под стёклышком - цветочек.
А рядышком с цветочком зелёненький листочек.
«Секретик» я присыплю жёлтеньким песочком
И придавлю тихонечко сандалика носочком.

Набрел на это чудесное стихотворение Ирины Столовой, и всё вспомнил о той далекой уже поре... Мне было 18 лет, племяннику Алексу три года. Мы с ним перерывали весь двор, закапывая разнообразные "секретики"... И каждый из них словно надеялся, что уж он-то самый лучший, самый красивый! И слёз-то было, когда утром находили эти секретики разорёными... Что у призывника в легендарную СА, что у малыша без двух лет эмигранта из СССР…
Для создания «секретика» необходимо было иметь: стеклышки (желательно крупные и разноцветные – зеленые, коричневые, а лучше всего – синие), фольгу, цветную фольгированную крышечку от кисломолочных продуктов или красивый конфетный фантик. Также в дело шли бусинки, мелкие цветочки (живые или сушеные), вкладыши, кусочки яркой пластмассы.
Главным было создать «секретик» в одиночестве и не забыть его местоположение (можно было нарисовать карту с тайными обозначениями). Показ «секретика» кому-либо – это показатель высшей степени доверия к человеку. Тогда над «секретиком» расчищали землю, так чтобы не было видно краев стекла, и поражали друга оригинальностью своего произведения.
Разорение «секретика» считалось преступлением, сделать это мог только враг (под его личиной обычно скрывались соседские мальчишки). Однако и «враги» тоже были не прочь создать свои «секретики», правда, в этом случае под стекло уже выкладывались чужие шурупчики и гвоздики, иногда, правда, и клещевато-красивые жуки.
Сам я в своём Детстве закапывания стекол во дворе занимался редко. Чаще это был похорон мелких птиц – воробышей-желтогрудок, которых у нас в круглосуточном детском саду часто давили жирные прикухонные коты, а порой я с девочками Наташкой и Веркой хоронили не только птиц, но и лягушек с тритонами… А еще как-то закопали чей-то кошелек со старыми монетами, и написали пиратское послание в жутких картинках, писать мы ещё тогда не умели, на языке тумбы-юмбы.. И даже подписалась кровью из сока бузины, как в каком-то пиратском диафильме. И подпись сия была сродни: "Мне нужен труп, я выбрал вас, до скорой встречи, Фантомас". Но и «Фантомас возник в нашей жизни позже. А тогда это была считалочка погрозней:
Вышел ежик из тумана, вынул ножик из кармана,
буду резать, буду бить – с кем останешься водить?
Водила всегда Идочка. Затем она стала Адой и мамой Алекса. Затем мы с Алексом отрывали садовые тайники и прятали разнообразные секретики, затем Алекс вслед за Адой и Мишей был лишен советского гражданства, а помутневший глаз из тайника никто так и не выкопал. Но об этом следует рассказать поподробней.
Вообще, мальчишки делают «тайники», главное отличие которых заключается в том, что они редко находятся в земле. Обычно они располагаются в нишах, щелях, укрытиях. В тайники мальчики часто прячут разнообразные предметы, которые могут пригодиться им для уличной игры, т.к. дома родители могут просто выбросить эти предметы, приняв их за мусор.
Часто в «тайниках» малыши прячут личностно-значимые предметы, которые могли быть подарены старшими ребятами либо кем-то из родственников. Психологи, занимающиеся изучением этого вопроса, считают, что почти сакральное «секретов» определяется их глубинной связью с личностью ребенка.
Делая «секрет», ребенок фактически материализует свое тайное присутствие в данном месте.
Я долго не знал, что дарить для секретиков малышу, но он сам находил мне подсказки…. Так однажды он и обнаружил чей-то искусственный глаз. И верно, недавно умер в бабушкином доме бывший немецкий полицай, и его вывезли на труповозке, бросив перед тем небрежно его труп в древнем байковом одеяле густо изъеденным молью прямо на асфальт у подъезда. Вот и выкотился сей эрзацглаз из окочуревшегося эрзац-фрица прямо в траву, где и пролежал несколько месяцев.
Интересно, что в тайниках мальчиков отсутствует эстетический аспект, который очень важен для «секретов» девочек. Потому как для мальчишек важно не то, что лежит в тайнике, а то, как он выстроен (выбор места, его неожиданность, технические характеристики). А раз пришлось прятать в тайник как бы хранилище света, пусть и принадлежавшее отпетому земному мерзавцу, мы решили предать его солнечным лучам на просвет… И глаз помутнел, словно наполнился внезапно набежавшей слезой.
«Тайник» мальчика редко становится средством общения, потому как девочки за ними не охотятся, а друзьям обычно он не показывается. В случае, если кто-то из сверстников обнаружил чужой «тайник», он сразу же разрушает его демонстративно, при этом просто разбрасывая неподалеку все его содержимое.
Но врагов у маленького племянника по жизни ещё не было, а место захоронения оказалось заметным, хоть и забылось вскоре на годы, годы, и годы… Если точно, то почти на четыре десятилетия….
В свой «секрет» любой маленький человечек вкладывает кусочек своей души.
Когда ребенок периодически посещает свой секрет, чтобы проверить все ли с ним в порядке, то таким образом он оживляет символическую связь между своим «Я» и его воплощении в своем создании. Получается, что делать секреты – значит утверждать свое присутствие на очень непростой и немаленькой планете Людей.
К тому же, если эта планета Людей так быстро вращается под ногами и вскоре уезжать в эмиграцию… И тогда секретик становится последним якорьком бурного переездного Детства.
Позже в Шереметьевском аэропорту Алекса уже не выпустят даже в простой туалет из почти фанерной по тем временам ВИП-зоны, и тогда отец веско распорядиться.
– Слушай, Алекс, делай свой последний секретик на планете Эсесэсэрия прямо в штаны. И Алекс сядет по-детски неуклюже накорточки. И зарыдает строгая таможенница, и возьмет трехлетнего ребёнка за ручку и проведёт в туалет под презрительными взглядами своих идейно стойких коллег.
А что? Ведь советские писатели и педагоги уверяли его идейно нестойких родителей – Аду и Майкла, что "секретки" можно делать где угодно. Для них и пляж также отличное место. Сложите предметы (бусинки, ракушки и т.д.) в небольшую ямку и прикройте картоном, пластиком, стеклышком или просто засыпьте песочком, но обязательно оставьте опознавательный знак, чтобы, вернувшись позже, вы обязательно могли найти свой тайник.
Вот уж действительно…
Хорошо быть кисою, хорошо собакою –
где хочу – пописаю, где хочу – покакаю…
Вот и Мартик, на что уже кот, а и тот почитает только песочек с ароматизатором. И как только его туалетик лишен песка, он теряет ориентацию, и тут же гадит на прибрежную… туалетную плитку…
Наверное, поэтому "секретики" – детская дворовая игра. Без секретов жизнь нормального советского ребенка была бы неполноценной, если не было бы секрета, его требовалось срочно выдумать. Как приключенческую повесть «Секретный фарватер» или, например, зарыть в потайном, укромном месте двора или сада вырыть маленькую ямку, и на ее дно уложить сначала фольгу, потом цветочки, бусинки или что-либо еще, что сердцу дорого –«драгоценности» (стеклянные бусы, красивые пуговки, разноцветные стекла, бабушкину коллекцию минералов), а сверху плотно прикрыть стеклышком и засыпать землей, и потом показывать клад избранным. То есть, оказать им доверие и поделиться секретом.
У взрослых секретики скрываются по иному.
Мама Ада в резинку стареньких трико зашивает американские телефоны и адреса. Это телефон и адрес тамошнего дядюшки – кантора Нью-Йоркской синагоги и его великовозрастных чад. Они должны будут встречать их в Бруклине, но до Бруклина ещё не просто добраться. Вот это таки настоящий секретик, как проехать через Европу 1975 года с визой на ПМЖ в Израиль и оказаться в стране желтого дьявола. Как, как… Это уже секретик взрослых людей, и они о нем никогда никому не расскажут. До самой смерти.
– Ты с Алексом делал секретики? – спрашивает меня Ада и тут же говорливо перебивает себя:
– А ты и впрямь умеешь делать «секретики»? Если не умеешь, я тебя научу. Возьми чистое стёклышко, и выройте в земле ямку. Положите в ямку фантик от конфеты, конфету обязательно съешь сам.
В Адочкином послевоенном детстве было так немного конфет, да и к пустому чаю вместо сахара полагались ксилитово-сахаринные «подушечки», которые надо было во всю силу сосать, чтобы почувствовать тихую елейно-кислую, словно прыщеватую сладость.
– А на фантик можно класть камешек, цветное стеклышко, бусину, птичье перышко, да ещё шарик (можно не только стеклянный, но и металлический от детского бильярда). А ещё можно положить жёлудь или шапочку от жёлудя, или даже разноцветный лоскуток.
Бабушка Ева была надомной портнихой. Её «Зингер» не знал остановки. К ней приходили послевоенные вдовы и холостячки, которых она обязательно величала «мадам» и для которых перекраивала еще трофейные немецкие платья из крепдешина. Такие же вдовьи и неяркие, как и у советских «мадам». Лоскутное тряпье составляло особую ценность. Из него бабушка Ева шила клифтики, и Наум увозил их на толкучку в Клавдиево продавать местным торговкам против поперечных прострелов в опухших поясницах….
– Ты меня слышишь, можно было спрятать в «секретике» цветок, листик, а можно даже просто траву. Можно настоящую конфету. Но мы больше одной «подушечки», и то изредка, в «секретик» не прятали. Но можно было положить бузину, или сухого жука. Можно даже ластик, если он красивый. Только жалко было до чертиков. И тогда я говорила себе: «Застрелись!».
Словечко «застрелись» и впрямь застряло в Идочкиной лексике надолго. И баба и дед испытали на себе его действие не единожды. Но время забыть эту лекцическую идиому шестидесятых годов.
– Да, можно было ещё пуговицу припрятать, если только она блестящая, а не от солдатских кальсон. ...Ну вот. Положили? А теперь прикройте всё это стёклышком и засыпьте землёй. И потом потихоньку пальцем расчищайте от земли стеклышко и смотрите... Знаете, как красиво будет!
Я как-то сделала «секретик», запомнила место и ушла. Назавтра моего «секретика» не стало. Кто-то его вырыл. Какой-то хулиган. Я сделала «секретик» в другом месте. И опять его вырыли! Тогда я решила выследить, кто этим делом занимается... И конечно же, этим человеком оказался несносный соседский Алик, кто же ещё?! Тогда я снова вырыла «секретик» и положила в него записку: «Алик, ты дурак и хулиган». Через час записки не стало. авлик не смотрел мне в глаза.
– Ну как, прочёл? — спросила я у Алика.
– Ничего я не читал, – сказал Алик. – Сама ты дура.
…А мы и сами находили в чужих «секретиках» красивые фантики от конфет, фольгу и разноцветные стеклышки. Самыми суперскими были фантики от конфетки "Мишка на севере", знаешь, она такая сытная была... Одни мишки – уже гора мяса, да ещё они в буреломе не просто бродят, а ищут отменный мёд диких пчел…. Сейчас у меня в Америке я сахара больше не ем. Возрастной диабет от переживаний. В прошлом году умер Майкл. Планировали через 35 лет погостить на родине вместе. Но Майкла съел рак желудка. Я с ним прожила сорок лет как один день. А теперь привыкаю жить одна. На это уходит очень много здоровья. Но Америка – прекрасная страна, и это моя страна, моя Родина! Там я воскресла и родилась заново… А Киев – это мой далекий «детский секретик»…
Ты заговорил о «секретиках» и я почему-то вспомнила об этом. Появилось жуткое желание сходить в свой детский садик и покапать... Только там сейчас, говорят, располагается коммерческая организация... и я не уверена, что правильно поймут иностранную женщину в полном расцвете сил… копающуюся в земле..
Что до моего с Алексом секкретика, то самого его после отъезда Ады в Швейцарию я так и не нашел. Зато отголосок о нем зиял в Интернете строчками:
…В песочнице под бутылочным стеклышком спрятаны два фантика и ромашка.
Я знаю секрет, я решил посмотреть на него, и раскопал стеклышко,
Но вместо цветка и фантиков я увидел чей-то мертвый глаз.
И действительно, не из стекла был выпавший эрзац-глаз, а из некого пластика, который и потускнел, и съёжился оттого, что умерло время наших прошлых воспоминаний… И остался от наших «секретиков» только горьковато-тошнотный привкус перегорклых прошлых минут…
А вы делали «секретики»? Или о них помнят только поэты? Уж и не знаю, чьи это строчки…

«Секретики, секретики… Зелёное стекло...
Фольга на солнце светится, а счастье - вот оно.
Мы выросли, но детские секретики в душе
На солнце также светятся и помнят о тебе...»

(с) Вроде бы всё ясно, обычные фотографии из семейного архива. Родная тетка из Чикаго, США на могиле родной сестры и моей собственной матери Тойбы Шкидченко. Наверное, это самый святой поступок Ады в её родном Городе.... В вечном Иегупце, из которого ушли в Исход десятки тысяч послевоенных советских евреев.

Спасибо, замечательный рассказ. И написан мастерски.

(в слове "покапать" исправьте опечатку (Надо "покопать").

Успехов Вам!

А.М.