Папер. Глава 14. Драка


День клонился к вечеру. Папер, Рыжик и Мурочка тихо беседовали, обсуждая события прошедшего дня.
- Нам нужно возвращаться, – сказал Папер.
Он давно заметил нежные взгляды, которыми Мурочка и Рыжик обменивались изредка. Папер вспомнил свою Куколку, их уютный домик и те минуты счастья, которые он испытал вместе со своей прекрасной невестой.
- Да, нужно возвращаться, – сказал Рыжик, не сводя с Мурочки восторженных глаз, – только сначала надо посчитаться с бандой и прогнать Василя со двора.
Вдруг послышался заливистый лай, и сам Пёс возник перед ними, держа за шиворот кота Василя. Кот изворачивался и изгибался, но никак не мог вырваться из цепких лап Пса.
- Это что еще за разбойник? – возмущенно спросил Пёс, – ну-ка признавайся, какую шалость ты затеял на этот раз?
Но кот Василь не отвечал, а безуспешно пытался вырваться из цепких лап Пса, в ярости сверкая глазами.
- Расскажи-ка, что ты делал у погреба? – грозно зарычал Пёс.
- Что случилось, Пёс? – спросил Рыжик.
- Да вот, – ответил Пёс, еще крепче встряхивая кота, – я стерегу погреб каждую ночь, а тут вижу, целая стая котов собралась у входа. Ну, я и схватил самого облезлого! А остальные разбежались кто куда.
- Отпусти его, Пёс, – сказал Рыжик, – я давно собирался поговорить с ним по душам. Не думаю, чтобы он пустился наутек - это дело чести. Не так ли, Василь?
- Именно так, – ответил Василь, сгорая от ревности.
- Отпусти Василя, Пёс, – попросила Мурочка, – мы поговорим с ним. Нам всегда удавалось сохранять мир и спокойствие на нашем дворе.
- Будь по-вашему, – сказал Пёс опуская Василя на землю. Василь гордо поднял облезлый хвост и брезгливо отряхнулся, угрюмо глядя на Мурочку.
- Я, конечно, человек новый, – подал голос Папер, выступив вперед, – но хотел бы выразить свое мнение, друзья мои!
- Что-то я ни разу не видел тебя на нашем дворе, дружок, – сказал Пёс, оглядывая Папера, – кто же ты такой? На человека не похож, на зверя тоже, вроде не очень.
- Я – бумажный человек, и никакой не зверь, – гордо заявил Папер, – и пришел я за Рыжиком. Ему надо возвращаться домой.
- Так его здесь никто и не держит, – ухмыльнулся Василь, – пусть себе убирается! Мы и без него прекрасно проживем!
- Может это и не моё дело, только что-то я не заметил у вас прекрасной жизни, – произнес Папер веско, – всё какие-то заговоры да ссоры.
- Ладно, Папер, – сказал Рыжик, – что ты хочешь предложить?
- Говори, Папер, – сказал Пёс.
- Да что может предложить эта безмозглая жалкая бумажонка? – вскричал Василь, – нечего его и слушать!
Василь вразвалочку подошёл к Паперу, ухватил его за макушку и, раскрутив, небрежно подкинул в воздух.
Бедный Папер, мелькая башмачками, теряя и шапочку, и курточку на лету, приземлился на землю, больно ударившись о стену конюшни.
- Ну, погоди же, негодяй! – вскричал Рыжик и бесстрашно кинулся на Василя.
Два кота сцепились в рыже-облезлый клубок и покатились по двору, поднимая клубы пыли. Клочья шерсти разлетались во все стороны, кошачий клубок то катился быстрее, то внезапно замирал и из него, время от времени показывался то облезлый, то рыжий хвост, нервно двигавшийся из стороны в сторону. Молча и яростно соперники кусали и царапали друг друга. Это был поединок не на жизнь, а на смерть! Каждый бился за свою честь, за свое первенство, за свою любовь.
Трусливая банда бездомных котов, во главе с черным котом с ободранным ухом по кличке Ушастый, обступила Пса и стала нападать на него, тесня к забору. Пёс ощетинил шерсть и встал в боевую позицию, рядом с ним, шипя и сверкая глазами, стояла кошечка Мурочка, гневно махая хвостом.
- Не смейте приближаться, – грозно зашипела Мурочка, – не то каждый из вас отведает моих когтей! Я знаю, какие вы все трусы! Так что предупреждаю – берегите свои глаза!
Петушок, кудахча и хлопая крыльями, как судья на ринге носился вблизи дерущихся котов и во все петушиное горло орал:
- Давай, Рыжик! Задай ему трепку! Так его! Так!
Даже ленивый и неповоротливый Хряк вышел поглазеть на драку, не каждый же день увидишь такое представление. Он стоял на пороге конюшни, почесываясь, равнодушно поглядывая то на катающийся клубок, то на ощетинившегося Пса, то на Петушка, соображая, что же все-таки происходит.
Лошадь перестала жевать траву и приподнимала то переднее, то заднее копыто, когда пушистый клубок слишком близко подкатывался к ней.




Ирина Пантелеева (Свечникова), 2010

Сертификат Поэзия.ру: серия 520 № 77808 от 25.02.2010

0 | 1 | 1592 | 14.08.2022. 10:27:34

- Ну, погоди же, негодяй! – вскричал Рыжик и бесстрашно кинулся...
да, так оно и бывает. всё как в жизни!

Даже ленивый и неповоротливый Хряк вышел поглазеть на драку, не каждый же день увидишь такое представление.
- точно!