Вдыхая йод полупросохшей сети...

Дата: 18-02-2010 | 18:06:14

Из "Кавказских песен"



4. Ловля


И Геленджик зелёными глазами
глядит на розовеющий причал,
где чайки с крючковатыми носами
колючим южным голосом кричат.
И светят мелом сквозь инжира ветви
рассветные лачуги рыбаков,
вдыхая йод полупросохшей сети
с ячейками аттических веков.

Ясона ради, ясной были ради,
над вёслами восстав во весь росток,
мой здешний кореш, Шурик Андреади,
о чём-то помня, смотрит на восток.
Там солнце над горою разгорелось,
как три тысячелетия назад,
когда Ясона молодость и смелость
вела корабль в Колхиду наугад,

когда на сломе бури-панихиды,
с утра, вдоль бронзовеющей руки,
клевала та же глупая ставрида
на голые блестящие крюки…
За что же смят дубовой балкой кормчий,
промчавший вдоль опасных берегов
в удаче мимолётных полномочий
корабль-бессмертник, парусник «Арго»? -

Не зря вчера под вечер, холодея,
вдруг стал насквозь зелёным солнца глаз,
как будто бы волшебница Медея
взметнула пасс над Понтом ещё раз,
являя - всем изменам! - месть Колхиды,
возмездие, судьбу-ворожею…
Греби же, малый! – Мимо Атлантиды
и Родоса спешит косяк ставриды,
и лодку сносит в гиблую струю…





5. Времена винограда

Л. и В.

Помнишь, Лёвка, Кабардинку
на кавказском берегу? -
Я цветную ту картинку
оживлю на всём бегу:
в сентябре вода прохладна,
и посёлок тот - дыра.
Но бурлива и всеядна
юность, бедности сестра.

Два десятка студиозов
у подножия горы
ищут счастья под наркозом
мандаринной кожуры,
где на грядах винограда
длятся сборы пино-гри,
и сплетаются в шарады
мон ами и мон шери,

где и Шурик Андреади,
местный кабардинский грек,
словно тенор на эстраде -
горделивый человек...
Источают лавры мирро
в чёрной полночи двора.
Пахнет каплею эфира
медицинская сестра.

И крахмал её халата
ясно светится впотьмах
где-то там, в пустых когда-то
санаторных теремах.
Раз-другой крутнёшь пластинку -
и несметной уймы лет,
пролетевших под сурдинку,
словно не было и нет.

Стёклышки калейдоскопа,
дрянь - картонная труба.
Но встряхнёшь глазок циклопа -
и с орехами арба
снова грюкнет у подножья
барбарисовой горы,
и блеснёт дельфина кожа
на параболе игры.

Помнишь, нашим был когда-то
край - не месяц и не крест? -
Рай советского муската
и фанерная палата
с белизной крыла-халата,
с милосердием невест...

Сергей,спасибо за великолепные стихи.Невольно становлюсь на место автора и кожей.и сердцем ощущаю то же ,что он. Не говорю уже о блестящих строках,особенно понравились"и блеснёт дельфина кожа на параболе игры".Здорово! Поздравляю. Каждое Ваше стихотворение -мне в радость. Искренне Ваш Александр.

Сережа, дорогой, Ваши стихи изумительны! Спасибо за эту радость! С любовью, я

Кавказский калейдоскоп! Что может быть прекраснее? Спасибо, Сергей!

Сергей, я уже многое подчеркивал в комментариях к твоим стихам . А сейчас я озвучу твое прекрасное качество, как поэта: ты наделен необычайной способностью подмечать детали и подавать их уже в качестве метафор ярко, выпукло, от чего стихи светятся.

Геннадий

Серёжа,

давненько, пожалуй, я с таким интересом не ожидала ничьих стихов подобного характера, я недостаточно уверена в своих способностях написать чёткую и внятную рецензию, но после прочтения Ваших кавказких песен просыпается что-то такое, не вмещающееся в рядовой читательский отклик, скажем так...
Ибо меня восхищает всё здесь
от игры звуками "Ясона ради, ясной были ради", например. (и тут же уточните для лучшего понимания: здесь повтор ясона ради-были ради или же были рады (глаг)?) до красок, которые больше, чем просто цветовая палитра, так как помимо оттенков окружающего мира передают ещё и запахи, удивительные ароматы Кавказа от рыбных и морских до солнечных и виноградных.

Даже неловко говорить про опечатки
*помнишь
но стихи такие обязаны быть безупречны до последней запятой.

Благодарна Вам за чудесные впечатления, простите мне мою многословность - это нечастое явление, честно.
И, выделяя взглядом строку, озаглавившую эти стихи, решаю, что обязательно перечту ещё раз.

С уважением, Лили.