Две строки (Памяти Бориса Рыжего)

Дата: 04-02-2010 | 15:41:59

"Так гранит покрывается наледью,
и стоят на земле холода, -
этот город, покрывшийся памятью,
я покинуть хочу навсегда..."
Борис Рыжий


Ни гордыни, ни злого тщеславия,
Ни назойливой зависти нет.
Лишь они – две строки без заглавия
И спасительной полночи свет.
Всё вместит в себя честная исповедь
Среди шаткой земной тишины:
Как страна голубиная исподволь
Стала ноющей болью вины,
Как смешались в беду неделимую
Лабиринты фабричных дворов,
Уркаган с Мандельштамом гонимые
И чужая пролитая кровь.
Обратится из скорби в созвучие
Безнадёжно мучительный мир,
Провиденью в ту ночь неминучую
Подыграет верховный клавир,
Вознося звук над страшною памятью,
Разрывая прощальный рассвет.
Майский город покроется наледью.
Больше чёрного горя, поэт*.



* Последняя строка из стихотворения Б.Рыжего
 "Так гранит покрывается наледью",
 строки из которого представлены в эпиграфе

Вера,

Вы редко появляетесь, но метко:)

Ваш,
АЛ

Вера, на мой взгляд, очень искренне и поэтично.

Геннадий

Так получилось, что о ярком поэте Борисе Рыжем узнал недавно и случайно. Опять сгоревший талант! О фатальности поэтического ремесла - и у Высоцкого, и у Солоухина: "Будто кто-то, помедлив, стреляет их влёт". Настоящие поэты - редко долгожители. Как это ни грустно..."Поэзия, увы, игра..." - я пытаюсь о том же, ещё не вышло, кажется.
Владимир.

Вера, Вы знаете, "критикую" только понравившиеся стихи :)

Вызывает сомнение использование термина клавир:

"Провиденью по нужному случаю
Подыграет печально клавир"


Клавир (нем. Klavier), 1) общее наименование струнных клавишных музыкальных инструментов (клавикорд, клавесин, фортепьяно).

Не понятна запятая в последней строке:

"Больше чёрного горя, поэт"

Вы просите у поэта добавить чёрного горя? Вы хотите сказать, что поэт выше горя?

"страна голубиная " - это небо, молодость поэта, автора текста?
Образ красивый, но не мотивированный окружающим текстом, КМК.

"Только Вера развеет сомнения" - маленький подарок во искупление придирок :)

Точные стихи. И написаны, наверно, на одном дыхании.
С уважением
Валерий

Вера, по-моему, стихи состоялись. Причём, есть ощущение такого их состояния и такой внутренней цельности и весомости, которое делает стихи неуязвимыми для любых критических выпадов.

Хрупкость жизни, неизбывность одиночества, неразрешимость человеческого взыскания, попыток найти спасительную гармонию с миром (с самим собой) - всё это вместилось в эти строчки. И интонация очень подлинная, со-исповедальная, неотвратимая...

Спасибо тебе!

Уважаемая Вера, несмотря на наши очень серьезные разногласия в известных нам с Вами вопросах, хочу только высказаться по поводу Вашего стихотворения. Оно вполне достойно памяти Бориса Рыжего, без сомнения, поэта милостью Божьей. Я сперва не врубился, что произведение В.Нестеренко представляет собой просто пересмешник, раешник на заданную Вами тему. Это неэтично в отношениях между поэтами вообще и особенно, когда речь идет о таком мемориальном тексте. Объяснения В.Нестеренко кажутся мне неубедительными. Как писал Булат Окуджава в ст-ии, обращенном к Павлу Антокольскому: "Все враги после нашей
смерти запишутся к нам в друзья". Так и вышло. :)
А все это высказываю именно на Вашей странице, потому, что В.Нестеренко не ответил на мою рецку. Мне показалось тогда, что в его стихотворении есть некий скверный запашок. Но ответа я не получил. Вольному - воля.
Еще раз благодарю Вас и ставлю заслуженную Вами оценку. Но пропасть между нами навсегда остается таковой, увы.

Всё так...
Вера, я искренне рад, что книга Юрия Казарина о Борисе Рыжем, Вам пришлась по сердцу...

С теплом