Послушай, Москва

Дата: 08-12-2009 | 00:39:20

Г.П.

Послушай, Москва, в твоем зимнем затворе,
в колючей поземке - одесское море,
и пряность бульваров, акаций озноб,
Соборная площадь, ракушечный грот.
Зевки пароходных прощальных гудков,
и оторопь чаек от рыбных лотков
на "Новом базаре", на старом "Привозе".
Столица - я вся - поцелуй на морозе!

Ты помнишь мои ослабевшие руки,
когда, зажимая искусанный рот,
я молча кричала в бутырский сугроб -
а мне отвечал восьмильенный народ...
Шел снег. Бинтовал застаревшие раны.
Еще о тепле говорить было рано.
Грядел на дворе осемнадцатый год...
Поправь меня, милый, был восьмидесятый.
Потом еще долгих два года брели
по темной брусчатке на площади Красной
распутной, служивой и строгой страны.
Был страшен майор, что ключами гремел,
к тебе пропуская в тюремный предел.
Увядший цветок на рубиновом снеге
навязчиво лгал о возможном побеге...
Что мне до великой беды на дворе, -
когда ты меня разлучала с любимым,
Москва, сумасшедшая спящая дива,
забытая, словно молитва в Кремле.

Простые слова повторить не боюсь,
пусть с ритма и рифмы, как школьник, собьюсь:
"Сын и муж, вот и вся Россия.
Вешки - вехи, кресты косые".

Послушать запись

Что мне до великой беды на дворе, -
когда ты меня разлучала с любимым,
Москва, сумасшедшая спящая дива,


!!!

Оль!
Ивашнев Саша все сказал. Опередил. Это сильные и бОльные стихи.
И.

Оля, это так беспредельно, что забываешь про себя. Не говоря уже о взвившихся образах.

Год восьмидесятый
Смят Олимпиадой
И Парадом всех племён
Без оставленных знамён...

Оля, такой поэтической цельности мне у Вас, кажется, до сих пор не приходилось видеть. Изумительные стихи, тем более, что это - гражданская лирика, в которой такого успеха добитьсЯ трудно.

Геннадий

Умница!
А.П.