Кто слышит Зов, тот чисто говорит...

Дата: 11-09-2009 | 15:57:40

Волошинский холм




Знойная сухость - таврийская муза,
тысячелетник - лилов на холме.
Чётки, насечки - жеребчика узы.
Аве! - июлю, и август в уме.
Платину плавит понтийское лето,
цезий в изложницы Цезарей льёт.
Царственна в полдень зенита монета -
аверс ликует, звенит оборот.

А базилевс сухотравья, кузнечик,
чалый скакун, цымбаларь да скрипаль,
снова седлает бессмертника венчик
и озорует, соломенный враль.
Нет, не сидится в тени мне за чаркой -
соли и зною ресниц вопреки
снова взбираюсь на холм янычарский,
море лаская у правой руки.

Здравствуй, Волошин, полынный мой кровник
с привкусом дедовского "цоб-цебе"!
Cлышишь ли, глиняной правды виновник,
вздохи и шорохи почв о тебе?
Видишь ли, - брызжут кобылки над склоном,
рифмы расправив в химерном броске? -
Крылья, что шифром искрят потаённым,
колером - алым, шафранным, лимонным
и растворившим лазурь в молоке!






Над Коктебельской бухтой



Не уставай, ещё прощаться рано,
ещё по веткам ярко-зелен гул.
Могучий сфинкс с лицом Максимильяна
в лазурь залива лапы окунул.
Услышь дыханье этой бухты плавной! -
Темны шипы на сфинксовом горбу,
но свет играет думой своенравной
на каменном высокородном лбу.

Стихи - роса... Едва ль напьётся птица.
Но есть магнитный неизбывный зов.
И если звёзды нам не дышат в лица,
откуда у Завета столько слов?
Останься, не стыдись - прощаться рано.
Кто слышит Зов, тот чисто говорит...
Так зорок сфинкс, двойник Максимильяна -
до римских львов, до львиных пирамид!

Отлично - особенно второе!
Георгий.

Сергей, ваше мастерство - очевидно. И очаровывает в самом прямом смысле: насыщенность звуками, щелчками, пряным южным запахом.
Но у меня всегда (грешен рационализмом, видимо), когда проходит очарование, наступает постыдное утреннее похмелье: "А про что? И что?"
И вот тут я бы хотел не согласиться с вашим видением Волошина.
Для меня сущностным лейтмотивом становится мыслительный сюжет: Сфинкс (причем сфинкс-кентавр, поскольку сфинкс-поэт)- Завет -Зов- Поэзия.
И если зов поэту небом (и если истинно поется...), как вызов Завета, как призыв к поэзии, то линия сфинкса уводит в совсем другие области заочны - от античного эдипова сфинкса до тютчевского неутешительного молчания.
Ни Завету, ни зову неба в мире сфинкса места нет.
Не знаю, кудо более смотрел Волошин - в сторону Эллады или Палестины.
Думаю, ранний, парижский - был ближе сфинксу, поздний, с "Демонов глухонемых" - конечно же, слушал зов Завета.
Впрочем, рад, что ваши стихи призывают к мысли.

Сергей, мне нравится все в этих стихах. Переходящий аромат крымского юга из лета в осень ощутим. ЧУдное место для жизни и творчества избрал Волошин.

Геннадий

Всегда жалею, что не могу попасть в Коктебель... Но вообще-то не люблю участвовать в конкурсах. Вот такое противоречие. А стихи превосходные.

Только они -
камушки Коктебеля -
помнят босые пятки поэта...

Вдохновения, тёзка!
С.

Сергей, Ваше второе стихо очень, очень хорошо, спору нет. Это по сути маленькая поэма со своим вИдением Волошина и его музы, которое отличается от взгляда Александра Закуренко.
Но первое - это пиршество и роскошество, слиток и самородок, и гимн в честь русского языка, его богатства. Помните, я сравнил Вас с Мандельштамом, хотя вы, в принципе, разные поэты. Но Вы, как и Мандельштам, наплываете на русскую поэзию и смеетесь над считающими, что она уже себя исчерпала. Вот за это и спасибо. А дурацкие оценки ничего не значат. :))

Ах, ха-ра-шо!!!

С благодаргостью, Лев.

В римской тоге, нездешний, по рытвинам харьковских улиц
Ходит русский поэт, сочиняет стихи не спеша:
"Окунутся бы в Крым, в тот волошинский мир и, волнуясь,
Пробежать бы по тропкам, где бродит поэта душа...".

Здравствуйте, Сергей!
Очень понравились эти стихи, а также стихи из Вашей книжки "Эон", которую, честно говоря, я только начал читать, т.е. прочитал пока ещё мало.
Спасибо Вам.