Чаша / the Cup (поэтический сценарий)

Дата: 21-02-2009 | 03:28:44

ЧАША / The CUP
(поэзосценарий фильма-песни)

Тишина.
Стопкадр:
зелёный летний пейзаж,
размытый ветром и дождём,
где-то в поле,
возможно - за окном
стоящего поезда.
Появляется и исчезает титр
«фильм Александра Бубнова».
Окно - как пюпитр,
как застывшая музыка.
Секунда -
и стопкадр «оживляется»,
по стеклу течёт вода -
в таком
преломлении света
за окном
начинают дрожать
деревья.
Цвет исчезает,
переводя видеоряд
в чёрно-белое ретро,
с присущим ему
ощущением плёнки.
Одновременно начинает звучать
музыка -
это виолончельное
начало
песни «Чаша»,
пока ещё без слов.

Новый кадр.
Несколько застывших капель
на окне.
Одна из капель
стекает
по стеклу
вниз
подобно ноте на плачущем пюпитре,
двумя рывками
в такт музыкальным
фразам.

Сразу -
новый кадр:
застывшие капли
краски,
подтёки
на стене коридора…
Начинаются слова песни:
«Чаша эта
полна света
и величия,
она...».

Стена
освещена
яркими лучами света,
падающими сбоку,
чуть позже понимаешь,
что из окна.
Светлое око - окно -
отражается на полу.
Это - коридор.
ТемНота в углу.
Окно
играет лёгкой волной
отсвета,
отклика
звука
от пола,
волны слова.

«Чаша эта полна света
и величия, она,
даже брошенная кем-то
нА пол,
нАполнаполна -
полна!»

Макро.
В фокусе камеры -
крупная капля
дождя.
Ей холодно и одинОко.
Поезд движется.
Капля,
стекая,
дрожит
на вехней кромке открытого окна
на фоне размытых
пробегающих заоконных пейзажей.
Капля дрожит,
долго-долго
вибрирует в такт песне,
подобно
виолончельной струне.
Капля
вот-вот сорвётся...
Казалось, срывается...
Но
снова
успокаивается.
Возможно, на эту каплю смотрит
или смотрится
лежащий на верхней полке пассажир.
Возможно, камера воспроизводит
именно его
долгий-долгий взгляд.

«Чаша чувствует все мысли.
Чашу эту, может быть,
вам придётся, даже если
спите,
спитеспитьиспить -
испить!»

В оставшейся на время без слов музыке -
пронзительные высокие ноты.
Наступает кульминация.
Капля срывается…
Она была в фокусе
на фоне
заоконных пейзажей.
Теперь, уже без неё,
как ни в чём не бывало,
всё так же размеренно
мелькают размытые
расфокусированные пейзажи.
Словно близорукий пассажир
выронил очки.
А может быть, заснул.
И сон, как Чаша,
как капля упавшая,
даётся свыше...

Снова камера
скользит вниз.
Новый кадр -
макропанорама:
капля за каплей лежат рядом
на бордюре,
на нижней кромке
открытого окна поезда,
они лежат
как на мосту без парапета,
они дрожат
рядом с пропастью пейзажей
в открытом окне,
в такт песне:

«Чаша, данная нам свыше...
Каждому дана она.
Честно Чашу эту выпить
НАДО -
наданаданА,
дана!
НАДО -
да!надоднадодна,
до дна!»

Дважды на слове «НАДО»
капли «мрачнеют»:
вместо неба
они отражают,
они преломляют в себе
тени -
это поезд проходит
под мостами,
темНотой
отражающимися в каплях,
и Чаша-Кап(Cup)-Капля эта
уже не полна света,
который был в начале.
Тень эта
ложится на капли дважды,
по количеству мостов,
по числу слов "НАДО".

«...НАДО! -
наданаданА,
дана.
...НАДО! -
да!надоднадодна,
до дна!»

Срывается ещё одна капля -
между строфами песни,
с музыкой без слов:
в кадре верхняя кромка окна -
музыкальная интонация
в верхнем регистре,
переход к нижней кромке окна -
та же интонация
в нижнем регистре.

Пролетающие пейзажи
за окном поезда
оформляются в светлый круг,
вкруг которого – тьма,
темНота,
теперь уже абсолютная.
Круг - как Чаша
с колеблющимся в ней
живым пейзажем.
Чаша - как мера. Как весы.
Как вес - половина весов.

Весь пейзаж - как вода -
переливается куда-то вниз,
в закадровую или подкадровую низину,
туда, где прошлое, туда,
куда не смеет заглянуть камера.
Круг на экране - как водяные часы.

«Чаша веры - это мера,
вес она, весы она...
Даже бро-

(ПАДАЕТ КАПЛЯ)

-шенная кем-то
нА пол,
нАполнаполна -
полна!»

Окно
вместе с со своим пейзажем -
весь этот круг на экране поворачивается,
переворачивается
и останавливается
с последним
мажорным
аккордом
песни,
останавливается в стоп-кадре,
в центр которого спецэффектом падает
от зрителя
или автора
невидимая капля,
падает в полную Чашу экрана,
уже словно бы сверху.
Невидимая(моя) капля
падает в центр Чаши
и расходится
медленными волнами
от центра Чаши к её краям,
к её кромкам.

Снова тишина.
И после паузы -
одновременно с повтором музыки вступления -
возвращается первый кадр,
но,
в отличие от начала фильма, -
кадр сразу «оживающий» в цвете.

Финальные титры уходят вверх,
против течения воды.

Музыка отходит в тишину.

Захотелось фильм увидеть.
Только, наверное, это сложно воплотить: должна быть очень хорошая
операторская работа.

Образы здорово подобраны. Концовка неожиданная и замечательная!

Ты песню ведь давно написал?
Такая ее интерпретация тебе когда в голову пришла?
Или сразу эти образы всплыли?

Что касается новизны жанра - не знаю, может и было что, но я не
встречала.