По нашей памяти ножом

По нашей памяти ножом
Прошлись безжалостно опять,
Когда на слом пустили дом
С Красноармейской тридцать пять.
А там Алейхем жил. И вот
Подведена уже черта,
Сиротствуют Тевье и Мотл,
И звезд блуждающих чета.
Возможен ли подобный срам
В какой-нибудь иной стране?
Разрушили культуры храм,
И потому так больно мне.
Пристало в юбилейный год
Признательность в дела облечь,
А безалаберный народ
Не может памяти сберечь.
Дома, картины, книги, речь...
Как называть себя людьми?
Неужто нас, беспечных, жечь
Не будет стыд перед детьми?

будет. но только тех, кто знает, что это такое.

Но есть такой сорт людей, Люда, которых совесть ввиду отсутствия её, не мучает. Так вот этих убийц памяти, как впрочем любого сорта мерзавцев, стыд не сожжет. Это именно о них очень точно сказал П.Ф.Лесгафт:
«Утром, убив своих родителей,
Они заснут вечером сном праведника».

Беда в другом - ничтожества решительнее в своей бессовестности, чем совестливые люди в противодействии мракобесию!


Люда, молодец!
Захотелось снова прочесть "Тевье-Молочника"...

Стыдно и горько. Спасибо, Люда, что подняли эту тему.

Поэтическая, почти ораторская публицистика. Напомнила мне Наталию Сац. А ещё - Богдан Ступка в роли Тевье.
В.

Люда, очень хорошо и правильно. Молодец!
Кстати, вчера я достал газету с твоим стихотворением. Как найду твой адрес, сразу пришлю.
Твой Саша.

Спасибо, Люда! От этого события просто физическая боль в душе. Что ж это за бог, если он себе такое позволяет?!

Геннадий