Аничков мост (5)

Дата: 16-09-2008 | 15:52:03

...Из мрака показался верховой
Предвестником последнего явленья.

XXXIII
C испугу всадник сам ни жив, ни мёртв:
Исполнив высочайшее веленье,
Стремится птицей в Третье отделенье,
Где битых два часа граф Бенкендорф,
Милейший Александр, сын Христофоров,
Лупцует оплошавших плац-майоров.
Коль скоро памятуем об отце,
Запишем кратко: "рижский губернатор".
Наш граф интрижки правит при дворце –
Жандарм, шпион и писем перлюстратор.

XXXIV
За тайный (ставший явственным) дозор
Приблизил Бенкендорфа император.
О, как гордился б им лифляндский vater
Прилежный, льстивый павловский трезор,
Не знавший повышенья и в помине!
(Но, разумеем, кабы жил поныне,
И если б сын не продал на корню
Сношения отца с масонской ложей…)
Постыло! Возвращаемся к коню,
Что скачет под напуганным вельможей.

XXXV
Пришпиленный не шпорой, не хлыстом
Отхоженный, он чует огнь под кожей.
Посторонись, медлительный прохожий!
Конь в три прыжка расправился с мостом,
Увил позёмку грациозным махом.
Подстёгнутый неизъяснимым страхом,
Гонимый им, застигнутый врасплох,
Гнедой шалеет, пену ниц роняя:
Несущая нешуточный всполох
Уже близка квадрига вороная!

XXXVI
Безудержней, чем в паводок Нева,
Не знавшая поводьев, коренная –
Будь мельница пустила б ветряная
Дорожное жнивьё на жернова –
Копытом разбивает путь мощёный
Вослед за озорной, не укрощённой
Форейторскою плетью уносной,
С рысистой ровней, цугом упряжённой.
От Знаменской – бог знает! – до Сенной
Аллюром тем всяк конь заворожённый

XXXVII
Сам понесёт! И горе-седока
Низвергнет сгоряча на лёд лужёный.
И побредёт вершник уничижённый,
Поглаживая вмятые бока.
(Уж он за схожесть с сизою собакой,
Осмеян в спину колпинским зевакой).
Скупого солнца проблески черня
И пёстрый лик строптивого проспекта,
Чертовски удалая четверня
Летит – предтечей клодтова прожекта –

XXXVIII
На Аничков! Азарт! Разбег! Кураж!
Паж на задках – для пущего эффекта.
Хвалёный экипаж... Холёный некто
Изволь, прелюбопытный персонаж:
Гасконский шарм и глянец без румянца
В нём выдают, пожалуй, иностранца.
Посольский атташе, vicomte Auguste
D’A…
Впрочем, здесь излишне мы учтивы.
Иных имён не вспомнить наизусть,
Хотя б они весьма красноречивы.

XXXIX
Я б вырвал лист… Так дальше – не нова
Палитра. Вьюгой выбелены нивы,
Усталый сухостой и стылы ивы –
Близ Чёрного ручья. Plus rien ne va1.
Герои драматичной пантомимы
На свете сем уже непримиримы:
Меж ними жердь – условленный барьер.
Выкуривают горькую черуту
Безвременья… что мчит во весь карьер
И низойдет с минуты на минуту.

XL
Прогнулся мост под грохотом подков!
И тяжестью дуэльных атрибутов
В барантовском ларце! Всё перепутав,
Переиначив впредь на сто веков,
Переназначив дату, час и место,
Качнулась та, чьё имя неизвестно,
Чей красотою был ты упоён,
Несбыточным томился ожиданьем…
Цуг на дыбы! Которую поём
Ищи – звездой над скорбным мирозданьем…


(Окончание следует)


_______________________
1 Ставки кончены, ставок больше нет (фр.) - Автор

Весь цикл - блестяще.

Великолепно. Дыхание замедляется от державной тяжести литой вязи языка. И страх затеряться в немеряных вековых снегах Истории.
Силы тебе, зоркости и мудрости, Питиримов.

Великолепно!!! Саша, очень порадовали этой жемчужиной. Спасибо. Искренне, Люда

Саша, прочитал с удовольствием. весь отрывок. Как маховик, раскрученный в первой и начале второй строфы, работает на высоких оборотах до последней строчки, калейдоскопно являя свою поэзию, ту, которую надо принять без всяких сравнений, ибо это сейчас никто не сможет повторить.
(Я теперь нигде не подписываюсь)

Саша, а нельзя ли сюжетец изложить вкратце для любопытствующих, в качестве либретто?
*оглушена театра шумной драмой
%.)..

п.с. "так некогда «Гравюру»
Здесь начертал покорный твой слуга"
- это, правда, - Ваше произведение?
(см. фото)

Саша, это ж сколько надо сил и знаний положить на алтарь версификации чтобы такую историю воссоздать.Слов нет!

Твой ЛМ

Саша, тетива натянута до предела, и натянута мощно!
Стрела обязана попасть в яблочко
:)