Четыре прадеда (Тетраптих)

Несколько вступительных слов:
1. Автор напоминает, что у каждого человека - четыре прадеда, ни больше, ни меньше. Потому-то перед вами тетраптих. 2. Необходимые пояснения - после всего текста.

1. К И П Н И С

Знал он толк в сосне, в осине,
древесине деловой,
а ещё - в небесной сини
у себя над головой,

а ещё - в вишнёвой ветке,
заглядевшейся в окно,
в жарком солнце, вольном ветре -
в том, что свыше нам дано.

Кто он был? - Лесной объездчик -
то ль бракёр, а то ль маркёр,
спозаранщик, веткорезчик,
заклинатель волчьих нор.


Часом - конный, часом - пеший,
и душою не замлев, -
жил да был жидовский леший
на житомирской земле.

Обстоятельно и чинно
(две лошадки, семь коров)
жил с семьёю (дочь, три сына),
семь смертей переборов.

Тем бы кончить рад весьма я
(род наш весел и могуч),
но нашла вдовца восьмая -
громом грянув из-за туч.

Захворал и слёг бедняга...
Разорилася семья,
как последние бродяги,
разбрелися сыновья,

и осталась жить в “домивке”,
возле “тата”, у дверей,
дочь-"мизинчик", Сара-Ривка,
мама мамочки моей...

Никогда, видать, не свыкнусь
с думой, ставшею торчком:
жил да был он, Довид Кипнис,
многих веток корешком,

сквозь Америку с Европой
пышным древом разрослись, -
стали взводом, может - ротой, -
по шифс-карте иль без виз...

Род людской покорен року,
и один из сыновей
был папашею, “нивроку”,
восемнадцати детей!

Как же всё-таки случилось?
Не доходит до меня:
нами начисто забылось:
общий прадед нам родня!

И без пращурской охраны,
без удачи неспроста,
мы - презренные абрамы,
не имущие родства!


2. Р А Х Л И Н

“Мой предок Рача мышцей бранной
Святому Невскому служил...”
А. С. Пушкин.

Слепой судьбы страдалец ранний,
он сладко пел, да трудно жил:

мой прадед Рахлин в куртке драной
Николе Палкину служил.

По всей России, силясь, топал -
был путь солдата каменист...
И вот притопал в Севастополь
неутомимый кантонист.

В него английская эскадра,
сквозь Льва Толстого явь и сны,
метала каверзные ядра,
а кантонисту - хоть бы хны!

Он не стонал, не ныл, не охал,
он знал: семь бед – один ответ!
и службу царскую отгрохал
на всю катушку долгих лет.

Сам царь пожаловал Абраму
(“с потомством мужеским его” )
жить вне “черты” святое право...
А больше нЕ дал ничего.

Так русский царь распорядился.
Да вот, по правде говоря,
потом в России спор родился,
и – нету батюшки-царя!

Скиталец прадед! Знай: твой правнук
навек с Россией разлучён.
Тобою выслуженным правом
не смог воспользоваться он.

Лишь только он, покинув стан свой,
шагнул за подлый турникет –
утратил вмиг своё гражданство!
Пути назад теперь уж нет...

Зато без царского указа
и без особо сложных чар
он получил почти что сразу
не дом, не дар, но - “амидар”!

Сказать по правде, я не знаю:
“черта” ли это, не “черта”...
В том, как судьба играет с нами,
не понимаю ни черта.

А впрочем, я итогом этим
доволен раз и навсегда...

Хоть постоянного на свете
ничтожно мало, господа!


3. В А С С Е Р Ц И Е Р

Абраша Вассерциер!
О личности твоей
мне пишут Бася с Цилей:
“Он был простой еврей”.

А больше о тебе я
не знаю ничего:

Какой заботы тени
ложились на чело?

Строчил ты или стряпал?
Был трезвый иль хмельной?
Но в том, что был ты шляпой -
ручаюсь головой!

О да: ты был шлимазл!
Порукой в том, ей-ей,
отсутствие алмазов
у дочери твоей.

Но это ты ей (верится!)
оставил не гроши,
а золотое сердце!
А серебро души!

Твой правнук долг заплатит -
чтоб слышал ты в раю:
спасибо тебе, прадед,
за бабушку мою!

Абраша Вассерциер,
да, ты недаром жил!
Летай, фосфоресцируй –
ты это заслужил!


4. М А Р Г У Л И С

Исроэл Маргулис, мой прадед,
молился все дни напролёт -
и знал, что не попусту тратит
кредит иудейских забот.

Он верил, мой прадед Исроэл,
в Машиаха скорый приход,
он планы великие строил
на каждый начавшийся год.

Бывало, восторгом палимый,
промолвит: “Шана а-баа
мы встретим в Иерусалиме!” -
и разом шумна голова...

Но, преданный вере, Маргулис
не чувствовал вещих примет:
ему и на миг не моргнулось,
что правнук исполнит Завет!

Что сей необрезанный правнук,
безбожный потомок святош
захочет, с другими на равных,
стремиться к арабу под нож...

И всё же, о цадик Маргулис,
в итоге крутого пути,
какие ни есть, - мы вернулись!

Нам некуда больше идти.

Иерусалим,1999 - Афула, 2000

----------
Объяснение некоторых слов:
домивка, тато ( укр.) - родной дом, отец (слова, вошедшие в речь украинских еареев); шифс-карта - документ на право проезда эмигранта в США (ХIХ - начало ХХ вв.); нивроку (укр.) - “чтоб не сглазить” (употр. и в идише); кантонисты - рекруты-малолетки в царской армии начала ХIX в., а также солдаты из их среды; "утратил гражданство" - дискриминационная мера для выезжавших из СССР в Израиль; за принудительный отказ от гражданства взыскивали с каждого члена семьи по 500 руб.(месячная зарплата высокооплачиваемого работника): амидар - здесь обобщённое название социального жилья в Израиле; шлимазл (идиш) - неудачник, растяпа; машиах - мессия; шана а-баа - следующий год ( начало закреплённого в веках традиционного новогоднего тоста евреев диаспоры: “На следующий год - в Иерусалиме!”); цадик - праведник.




Когда бы корни все мы знали,
Наверное, мудрее стали б.

Спасибо, Феликс.