"Точка, точка,запятая, минус, рожица кривая"

«ТОЧКА, ТОЧКА, ЗАПЯТАЯ,
МИНУС, РОЖИЦА КРИВАЯ"
Журналистка газеты «Вести» решила взять у меня интервью. Договариваясь о встрече, она попросила меня принести фотографию. И вот тут-то начались невероятные приключения или, скорее, злоключения. Любительские снимки она забраковала сразу же, сказав : «Фотография должна отражать ваш внутренний мир, работу мысли, философскую глубину, если хотите, а не один из этих снимков в редакции не примут» Видимо, когда меня «щелкали» на фоне субтропической растительности, мысли в моей бедной голове были «коротенькие-.коротенькие, пустяковенькие-пустяковенькие», как у свежевыструганного Буратино. А потому на лице- безмятежная улыбка и налицо-полное отсутствие «философской глубины". Пришлось пойти в фотоателье. Фотограф оказался весьма приятным молодым человеком, к тому же русскоговорящим. Узнав, что его снимок появится в газете, он очень воодушевился и даже попросил прочесть что-нибудь из моих миниатюр, чтобы лучше понять мою сущность. Ведь нужно было создать психологический портрет. Мой вклад в сокровищницу мировой литературы юноша явно переоценил. Рискну предположить,что даже когда Репин писал портрет Льва Толстого,чувство ответственности перед потомками не приводило его в такой трепет. Ведь не знал Илья Ефимович,что Лев Николаевич станет впоследствии «зеркалом русской революции».А то, что я уже сейчас являюсь зеркалом израильской абсорбции, видимо,сомнений не вызывало. Чтобы «работа мысли» отразилась на лице,нужно было думать о чем-нибудь значительном. И я решила позаимствовать мудрые мысли у великих, но кроме «учение Маркса всесильно, потому что оно верно», в тот момент ничего припомнить не смогла . Эту мысль я тут же отбросила. Если бы она отразилась на лице, то фотография годилась бы только для некролога. И тут меня осенило.Ведь у меня же есть собственный афоризм: «Иудаизм – есть еврейская власть минус электрификация всей страны по субботам». Когда фотографии были готовы,я убедилась,что эта глубокая мысль придала моему лицу искомое выражение.и заказала несколько экземпляров. Но вы знаете,что такое еврейское счастье?Так вот,и негативы, и фотографии куда-то запропастились . «Не переживайте, -сказала журналистка. – К вам придет наш фоторепортер». И он действительно пришел,очень милый,интеллигентный человек. И снова множество снимков: в профиль и анфас, с улыбкой и без,сидя и стоя, с книгой в руках и за письменным столом. При этом я должна была читать собственные стихи и отвечать на неожиданные вопросы. Но я уже не была новичком, мышцы тела и лица были мне послушны.и я могла с легкостью войти в образ философа и мыслителя. Но оказалось,что бывают ситуации,когда контролировать не только мимику, но и пантомимику просто невозможно. Так случилось, когда интервью, занимающее ни много,ни мало две газетные полосы, вышло в свет. С портрета на меня пялилась полоумная старуха со сведенными к переносице зрачками, широко разинутым ртом, огненно-рыжими волосами и оттопыренными ушами, да к тому же в «блюдечках-очках»,по которым можно безошибочно идентифицировать репатриантов на первых девяти месяцах абсорбции. На второй полосе красовалась некая юная особа, но ее фотография была намеренно искажена и эффект кривого зеркала делал эту несчастную похожей на Щелкунчика. Сначала я предположила, что мой «психологический портрет» по ошибке заменили иллюстрациями к научно-популярной статье о диагностике и лечении маниакально-депрессивного психоза. Но после проведения независимого расследования узнала: никакая это не ошибка. Просто художественный редактор решил,как говорят в Одессе, сделать читателям смешно. Хотя, по-моему , смеяться над убогими грех. А мой портрет для этого не годился, мешала «философская глубина». Оправилась от потрясения я не сразу. Спасло чувство юмора, которое, если верить Фрейду, является интеллектуальным мазохизмом, т. е. трансформирует отрицательные эмоции в положительные. Процесс трансформации шел поэтапно. Сначала было «мучительно-больно», потом «и больно и смешно», а под конец просто смешно. А вечером мне позвонил один радиослушатель. Он звонил мне после нескольких передач, но впервые его голос звучал так сухо и холодно: «Ваше интервью я прочел с большим интересом, но я вас представлял себе совсем другой. К чему эти ужасные гримасы? Вы ведь писатель-сатирик, а не коверный клоун!» И даже моя подруга детства с возмущением спросила: « Зачем они поместили такой жуткий снимок? Ты там на себя не похожа. Никогда не видела у тебя такого идиотского выражения лица.». Мысль о том, что это вообще не я, никому не пришла в голову. И все же эта история пошла мне на пользу. В случае необходимости я теперь запросто могу изобразить на лице нужную степень «философской глубины».

Надо же, на интервью
со мной они почему-то не решились...
вам смешно, а мне это
даже обидно...

:о)bg

Все это было бы смешно, когда бы...
Виктория, а Вы уверены, что все знают, что еврейское счастье - это короткий промежуток между двумя еврейскими несчастьями?
К концу написания этой большой миниатюры, сказалась Ваша усталость.
1) в кусочке фразы "...эффект кривого зеркала делал зту..." последнее слово очень просит заменить его на "эту"
2) "маниокально-" хотелось бы видеть в варианте "маниакально-"
3) далее по тексту "проведвния"
4) если в слове "ужаснные" убрать одно "н", то Ваша миниатюра станет еще миниатюрнее
5) но если "поместилитакой" написать с проблелом между словами, то восстановится "статус кво".

Пожалуй, Вы вдохновили меня написать и свою прозаическую миниатюру, которая у меня зрела уже давно.
Надеюсь Вы не обиделись на меня за мои замечания.

Успехов, Виктория и Shalom.
Борис

P.S.
Мне казалось, что прозаические произведения должны попадать в рубрику "Прозаические миниатюры"

Вика, еще пару раз, и Вы затмите всех артистов умением входить в роль. ))))))

Когда смешно, о, цель достигнута. Но когда смешно и безысходно, капец! Правда, Борис подметил по элементам, что концовка быстро закончилась, а мне ещё и по определённой "капитуляции" лиргероини.
У меня тоже их есть (Миссия, Хохлоремонт и Самоиск), если будет секунда, почитайте, плиз. Продолжая мысль Бори, реку: будем продолжать создавать грандиозные миниатюры.
С возрастающей симпатией, ВШ.