Век страшен, словно волкодав...

Дата: 13-01-2008 | 13:37:29


Век страшен, словно волкодав -
так Осип написал
и вспомнил это, увидав
клыков кривой оскал.

Простимся, неуютный кров,
московская судьба.
Приметы века — общий ров,
концлагеря труба.

Лежат и не поднять лица.
Кто эллин, кто еврей?
Жена просила у Творца,
чтоб муж погиб скорей!

— Возьми, возьми к Себе его,
мне сердце разорви!-
И нет на свете ничего
сильней такой любви.

Назначьте ставку, господа:
свинец или тротил?
Мы были с веком не в ладах,
но он нас упустил.

Век палачей, а не врачей,
свинцовая беда...
Варфоломеевских ночей
сплошная череда.








Юрий Арустамов, 2008

Сертификат Поэзия.ру: серия 1011 № 58357 от 13.01.2008

0 | 4 | 2396 | 29.06.2022. 09:22:05

Когда это он такое писал?

За гремучую доблесть грядущих веков,
За высокое племя людей
Я лишился и чаши на пире отцов,
И веселья, и чести своей.

Мне на плечи кидается век-волкодав,
Но не волк я по крови своей,
Запихай меня лучше, как шапку, в рукав
Жаркой шубы сибирских степей.

Чтоб не видеть ни труса, ни хлипкой грязцы,
Ни кровавых кровей в колесе,
Чтоб сияли всю ночь голубые песцы
Мне в своей первобытной красе,

Уведи меня в ночь, где течет Енисей
И сосна до звезды достает,
Потому что не волк я по крови своей
И меня только равный убьет.

17-18 марта 1931; 1935

Дорогой Юрий, право же, не стоит так вскипать. Мне, наверное, не надо бы записываться в миротворцы- я на сайте без году неделя... Однако я, прежде чем лезть на рожон, прочитала и Вас, и Ивашнева. Иначе не встревала бы. Вы грамотный, талантливый поэт.Стихотворение Ваше с потенциалом, концовка серьезная. Представляю, скольких душевных сил оно Вам стоило. Но Вы действительно НЕ МОЖЕТЕ вкладывать в уста Мандельштама слова, которых он не писал, тем более окавычивать их. Вы увы, восстанавливаете против себя Ваших читателей.

Юрий! Вы здесь максималист, метафизик, а потому - настоящий поэт (пусть даже не по результату творчества, а по мироощущению). Я же, как НИИшный зануда, посмею заметить, что всем варфоломеевским ночам ХХ века достойно противостояло великое искусство: Мандельштам, Дали, Шостакович, Бежар, Корбюзье, Нуриев, Паваротти... Диалектичнее надо быть, диалектичнее, мил-друг!

У меня единственная претензия к этому стихотворению: ритм.