Ноябрьский Копенгаген

Дата: 03-12-2007 | 20:46:01

Татьяне Д.


Предзимьем жил старинный Копенгаген.
Русалочка сидела у воды.
И длился век великой датской саги,
И расходились от него следы.

Кричали чайки и шумели волны,
Вплотную окружая Эльсинор,
Где грозный Кронборг высился безмолвно,
Престолу подтверждая приговор.

Таили эхо узкие брусчатки.
Глядели с колоколен флюгера.
В громадах замков прятались разгадки
Величия короны и двора.

Дробился свет в каналах, с небом споря.
Озёра привечали лебедей.
И залетал осенний ветер с моря
В мир лёгких яхт и белых кораблей.

Мерцали лица от цветных фасадов.
Звучал орган в полупустых церквах.
И куст, цветущий за резной оградой,
Тянул навстречу розы на ветвях.

А в самом центре – пёстром и речистом,
Фарфоровые головы склоня,
Пастушка с грациозным трубочистом
Гуляли вместе среди бела дня.

Очень живописная картина, как будто, прочитав, сам побывал.
Вера, а в последней строфе, кстати, замечательной, я бы заменил "гуляли" на "гуляют", так как это не музыка, не ветер, не розы, а постоянное. Геннадий

Никогда я не был в Копенгагене
И в стихах копенгагеном не был.
Но поддался стихов стройных магии
И оценки не прячу хвалебной.

Предзимьем жил старинный Копенгаген.
Русалочка сидела у воды.
И длился век великой датской саги,
И расходились от него следы.

Дробился свет в каналах, с небом споря,
Баюкали озёра лебедей.
И залетал осенний ветер с моря
В мир лёгких яхт и белых кораблей.

Светлели лица от цветных фасадов.
Звучал орган в соборах и церквях.
Из ноября, из-за резной ограды
Тянулись к небу розы на ветвях.

А в самом центре – пёстром и речистом,
Друг к другу нежно головы клоня,
Пастушка с грациозным трубочистом
Гуляли вместе среди бела дня.

Вера, я как всегда с ножницами.
:)

Вера, перечитал еще раз. И вспомнил Петра Боровикова. Только ему, на мой взгляд, удавались подобные картины. Но в то же время у Вас получилось не повторить его.
С теплом,
Владимир

Вечер добрый!
Рада знакомству и хорошим стихам. Прелестные строки.
Удачи!