И голубая звезда над страною восходит.

Дата: 19-08-2007 | 18:40:09

Сразу начни с середины, с усмешки, дружок.
Край этот - я, твой поскребыш, щемящий и сладкий.
Гибло струится под ноги январский снежок,
белый на буром, к шершавому гибкий и гладкий.
Детскими пальцами острые ниточки вить,
чтобы концов не найти, а начала и вовсе не будет.
Мёртвой стране голубую б звезду раздобыть,
а уж она отдарить дорогим не забудет.
Всё, что кормило, растило, учило - сугробом взялось.
Как отродясь, станешь заново милого миловать,
даром давать и упрямо надеждой насиловать.
Ах как прочны вековые привычки любить,
пьяным прощать, стукачам подавать на походец,
сирым радеть... И чернильные слёзы сводить
с белых листов, что пометит какой-то уродец.
Странное местоимение "тот" тормознёт от крыльца,
горькое "я" шепеляво ударит морозцем, -
в хрусткую простынь прочней заверну мертвеца
и упокою на дне ледяного колодца.
Не вопрошай же, зачем он обратно приходит,
скорой позёмкой, как пальцем по лезвию, водит,
снег собирает с родного чужого лица.
...В детские горны трубят ледяные сердца.
И голубая звезда над страною восходит.

1991г.

Ольге Ильницкой
Второй раз возвращаюсь к этим сильным стихам, но, помимо
восторгов, кое-что скребёт и коробит. Например, голубой цвет
в общем сознании давно - безвинно - опорочен всякими Борями
Моисеевыми. Ещё показалась грубо натуралистичной одиннадцатая строка (сверху). А, впрочем, не обращайте на это брюзжанье внимания. Пригодич сказал вернр - блестяще !

Очень сильно, полифонично, из души.

Господи! КАКОЕ количество строк надо цитировать, чтобы отметить те, которые со всей силы прорезали душу! Да, наверное, целиком стихотворение... 1991 год... Как он по-разному воспринимался! Я почти три месяца прожил тогда в Москве, в 41 год с дуру поступил в Литинститут (в 93-ом хватило ума не поехать на сессию и, так сказать, самоликвидироваться), 19 августа был первый экзамен, сочинение, я написал самый первый и поспешил к "Белому дому", хотя спешить было трудно, море людей еле текло. Но добрался, трое суток отстоял у "оплота демократии", спасая, так сказать, эту самую "демократию", и уже года через полтора писал (я только последние четыре строки):

С самим собой чего играть мне в прятки?
Ну надо ж сколько времени убить!
А мог бы, например, пойти на бл.дки,
а мог бы трое суток водку пить.

Разве это можно с Вашей "Голубой звездой" рядом поставить? Да в отдалении не поставишь... Очень сильно!

Великолепные стихи, Ольга!