Из цикла «Депрессивная зона» (Избранное)

Дата: 26-05-2007 | 22:36:53

1. ИЗ ПУТЕВОДИТЕЛЯ

К югу от Меллужи будут пустые пляжи.
Тихая Юрмала километров на пять – на шесть.
Море здесь то же и флора здесь тоже та же.
Фауна здесь другая. Местная жесть.

Хрень загорелых лещей и гламурных шпроток –
Это на север. А здесь – второй эшелон:
Организмы, собранные на шротах.
Человеческий металлолом.

К стиранным шортам и выгоревшим бикини
Здесь добавляют гипс. А не то – костыль.
Отсутствие рук у античной богини
Здесь бы сошло за стиль.

В этих песках, мерцающих, точно иней,
Следы велошин идут от воды и до
Всегда в виде двух параллельных линий
От инвалидных ландо.

Ваши вопросы снимет кирпичный молох
Сразу за дюной. А нет – его персонал,
Весь в декольте, но в чепчиках богомолок.
(Реанимация пер оро и пер анал).

Видимо, это и делает место сносным
Для тех, кто еще новичок и бесстыдно бел.
Где-нибудь ближе к дзинтарским дюнным соснам
Он вызвал бы панику акций на рынке тел.

А здесь, где чужая беда ходит рапидом
По песку, сахарному, как на грех,
Ты со своим сколиозом или рахитом
По любому – римлянин или грек.

Все равно, что ни делай, Господи, с нашим братом,
То скелет подведет, то рожа, то лишний вес.
Чем на лежбище котиков в Дзинтари быть нонгратом,
Лучше меллужский пляж, да вайварский лес.

2. КОЛЕЯ


Ветер, как правило, ищет ушных перепонок.
Опусти воротник, чтобы ему угодить.
Инвалид в коляске – это большой ребенок,
Уже не умеющий ходить.

Послекатастрофическое детство
В неполных двадцать беспомощно до слез.
Но ты не вздумай пялиться – приглядеться,
Как оно катит себя вручную на плес.

Есть у здоровых двуногих такой припадок –
Сострадать до спазмов внутри штанин,
Представляя, как это, когда не доходит до пяток
Нерв, андроген и серотонин.

Потому и чужая судьба страшнее,
Что на изломец пробуешь свой позвонок.
А тот, кто в коляске с белым ярмом на шее,
Просто знает: жить предстоит без ног.

Если велосипедный обод увязнет,
Помоги подтолкнуть на ходу. И все.
Это его колея, которая дразнит!
Это его безвыходное колесо!

Это его подруга в таком же рукомобиле
Что-то кричит ему, зачерпнув воды.
Это они, как щенки, на минуту забыли
Утро после беды.

Прошлое по сравнению с будущим – девичий лепет,
Потому что послушен ей только верх.
Все равно она – белая лебедь!
Он – белый стерх!

Не смотри. Сделай вид, что ты занят слепнем.
Вообще отвали от берега по любой,
Если двое днем нестерпимо летним
Крутят вручную любовь.


3. ВИД НА МОРЕ ИЗ ДОМА СЛЕПЫХ

Дятел в подкорку бьет, точно что-то передает
азбукой Морзе.
У азбуки Брайля – аллергия на пальцы: тронешь – и задымит.
В доме слепых смысл вида на море,
Видимо, в том, что оно иногда шумит.

Тот, кто ослеп, но не тот, кто рожден незрячим,
Видит по памяти. У звука есть форма, цвет.
Если мы не звучим, то мы ничего не значим.
Нас просто нет.

На проводах, идущих к слепому поселку,
Как нотные знаки – две-три октавы галчат.
Но здесь не прочтут музыкальную фразу, поскольку
Птицы молчат.

Нет северка – нет здесь ни моря, ни леса.
Не звенит о венец ведро – и колодца здесь нет. Почти.
Ничего. Даже знака из крашенного железа,
На котором – солнечные очки.



  © Все права защищены

Прочитал не отрываясь...

Под пером настоящего поэта все обретает эстетическую ценность, даже предметы на поверхностный обывательский взгляд далекие от эстетики.

Отличные стихи. Вы верны своей манере. Геннадий

Интересно. Клипно. Выбор чувств из нутра. Сурово.Человечно. Мужское. В.Ш.

Потрясающая поэзия! "Колея" - шедевр, рассказ, сюжет которого сама жизнь со всей её беспощадной правдой...
Спасибо вам за настоящее искусство!

С глубоким уважением,
Леонид Малкин

Яркая, бьющая поэзия. Ваши стихи вызывают сильные чувства!

Отменные стихи. Блестяще.

Доброго времени, Владлен Дозорцев!

Спасибо, очень моё - Ваше, так что я теперь Ваш читатель.
"Если мы не звучим, то мы ничего не значим.
Нас просто нет".- Можно эпиграфом к рассказу, который сейчас пишу? Все равно возьму!:)))
Ольга.