To Smirnoff & Poe

    To Helen (Poe)

    Helen, thy beauty is to me
    Like those Nicean barks of yore,
    That gently, o'er a perfumed sea,
    The weary, wayworn wanderer bore
    To his own native shore.

    On desperate seas long wont to roam,
    Thy hyacinth hair, thy classic face,
    Thy Naiad airs have brought me home
    To the glory that was Greece
    And the grandeur that was Rome.

    Lo! in yon brilliant window-niche
    How statue-like I see thee stand,
    The agate lamp within thy hand!
    Ah, Psyche, from the regions which
    Are Holy Land!

    ©1831

Елен, а помнишь времена,
когда навеки в твой бокал
все реки полные вина
тебе отлить пообещал?
Я молод был тогда и шал,

манил классический твой лик
меня, и грудь, и пышный зад,
пускай теперь уже старик,
я их пощупать был бы рад
и не однажды, а стократ…

в кармане карточку храню,
где отпечатан твой портрет…
порою десять раз на дню
его целую, но в ответ
мне поцелуя
больше
нет…

©2007

Да, и это я наивно полагал, что это я - литхулиган...

Польщён Вашим вниманием, и рад, что теперь нам для соображения на троих в наличии имеются не только "все реки полные вина" и Эдгар-Повский эль, но и бедно-горькая настойка, а также смирновка. Что ж, подымем бокалы, и чокнемся что ль? ДС