У. Шекспир. Сонет 50

О, как в пути далеком тяжело мне,
Когда я знаю, что на склоне дня
Мне отдых долгожданный лишь напомнит,
Что милый друг все дальше от меня!

Мой конь, под тяжестью моей печали,
Плетется вяло, с поводом не в лад, –
Ему, как видно, чувства подсказали,
Что всадник скорости и сам не рад.

Сердясь, я в бок его вонзаю шпору,
В ответ же слышится гнетыщий стон,
Какой издать скорее мне бы впору,
Кто мучим более, чем шпорой — он.

И стону этому я мыслью вторю,
Что счастье позади — я еду к горю.


How heavy do I journey on the way,
When what I seek (my weary travel’s end)
Doth teach that ease and that repose to say,
‘Thus far the miles are measured from thy friend.’
The beast that bears me, tirиd with my woe,
Plods dully on, to bear that weight in me,
As if by some instмnct the wretch did know
His rider loved not speed, being made from thee:
The bloody spur cannot provoke him on
That sometimes anger thrusts into his hide,
Which heavily he answers with a groan
More sharp to me than spurring to his side;
For that same groan doth put this in my mind:
My grief lies onward and my joy behind.

Знаю, знаю, что моим преложением пренебрегут...
но, тем не менее представлю:

    Зачем гнедого понукаю вновь,
    От слез перед собой не видя цель?
    Ведь позади оставил я любовь,
    Но это вижу ясно лишь отсель.

    Устал страдать и конь убавил прыть,
    Плетется шагом, за ногу нога…
    Он понимает, незачем спешить,
    Коль ты мне пуще прочих дорога!..

    Но я свирепо мерина гоню,
    Вонзая шпоры в толстые бока,
    И он меня прощает, мудака,
    Что мне больней, понятно и коню.

    Скачи, прошу с тоской, а он в ответ:
    Там хорошо, где нас с тобою нет…


:о)bg